Украинские силовики обстреливают коров и калечат мирных жителей

Донецк снова был под обстрелом украинской артиллерии. Снаряды рвались в Куйбышевском районе. Всего в городе и окрестностях за сутки погибло 11 человек. Более сорока — ранены. В целом же, по данным ополчения, за последнюю неделю в Донецкой народной республике убито более 150 мирных жителей. Ополченцы утверждают, что вооруженные силы Украины применяют запрещенные кассетные боеприпасы. При этом силовики отступают из Дебальцева. Под полный контроль ополчения перешел Углегорск, так называемый Дебальцевский котел почти полностью замкнулся.

В поселке Никишино недавно шли ожесточенные бои. Теперь он полностью контролируется ополчением. Бой идет всего в километре от поселка. Постоянно жители Никишина слышат выстрелы.

Кольцо окружения сжимается все плотнее. Никишино два дня назад контролировали украинские силовики. Теперь над поселком реет флаг Новороссии.

«Мы только вперед пойдем. Отступать не будем», — заверяет всех ополченец с позывным Мурманск.

В тыл Донецкой народной республики с передовой уходят машины, груженые боеприпасами. Это трофеи, собранные на местах боев. Украинская армия по-прежнему по сути снабжает ополчение. Военных успехов у силовиков практически нет, по словам местных жителей, они всегда стреляли хаотично.

«В первый раз с ними столкнулись, когда они коров обстреляли», — говорит житель Никишина Суповар.

— А зачем?

«А вот и я не знаю зачем, — признается он. — Точно знали, когда люди будут забирать коров. И начался обстрел коров».

Подразделения, подчиненные Киеву, были выбиты молниеносно.

«Для меня это освобождение. Теперь нормально, проще стало», — говорит о своем отношении к переходу поселка в руки ополченцев местный житель.

Насколько жаркими здесь были бои, понятно с первого взгляда: уцелевших домов лишь несколько. Местные жители отсюда заранее выехали.

«Нас здесь сейчас десять человек», — поясняет бабушка.

Стрельба и сейчас слышна совсем близко. Это отголоски продолжающейся контратаки ополчения, в ходе которой уже захлопнулась крышка дебальцевского котла.

Никишино — это южный участок кольца вокруг Дебальцево. Отсюда украинские военные пытались пробиться во фланг вооруженным силам ДНР, вошедшим в стратегически важный Углегорск. Сейчас и Никишино и Углегорск в руках донецкой армии.

Словно из мести украинские военные продолжают артиллерийскую атаку — бьют по густонаселенным районам. Особенно сильно — по Донецку.

«Племянницу контузило. Три мины. Здесь туалет был. Вот что от машины осталось», — показывает на руины и искореженный остов машины местный житель.

2 февраля 2015 года еще четверо погибших. Украинская артиллерия вновь открыла огонь по городам. Общее количество убитых мирных жителей за все время конфликта уже превысило пять тысяч человек.

«Около восьми утра начали. Около тридцати минут бомбили капитально. Люди побежали в бомбоубежище. Туда попали, сюда попали», — говорит о беспорядочном обстреле украинских силовиков мужчина.

«Еще в кровати лежали. Всех подбросило на кровати. Побежали в чем были. Потом были еще четыре взрыв», — рассказывает женщина.

«Раздался такой треск, что кошмар!» – ужасается 75-летняя Светлана Константиновна.

Раненых каждый день — десятки. Много искалеченных.

«Чувствую вторую половину ноги. Как будто есть, — рассказывает лежащий на кровати раненый. — Такое ощущение, что и подошва у меня есть. Говорят врачи, что в принципе такое бывает».

Артем Якименко когда-то профессионально танцевал. Народные танцы — русские и украинские. Очередной обстрел изменил судьбу.

«Шел домой, начался обстрел. Я увидел, что начали ложиться снаряды. Побежал, чтобы семью забрать. Жена моя там с дочкой были дома. Я первую калитку открыл во двор. Успел зайти. Только вторую открывать, слышу «бах». Ногу оторвало мне. И осколок возле сердца еще один не достали. Один достали, второй нет».

«Это осколок мины, которая «гуляла» по двору и прилетела сквозь стеклопакет в комнату, попав прямо под детский манеж», — демонстрирует «подарок» от украинской армии житель Донбасса.

«Папе ножку оторвало. Сейчас мы ему звонили. Она как только папу слышит, сразу говорит, что папе ножку оторвало. У нее это осталось в памяти. Потом уже немножко разговорилась, начала спрашивать — «Папа, как дела?» – рассказывает о своем муже и дочке Евгения Якименко.

Родные дежурят в палате. Мама и жена по очереди рядом с Артемом.

«Он у меня один единственный. Один. Я его очень люблю. Это моя надежда и опора. Он меня никогда не оставлял ни здоровую, ни больную», — говорит об Артеме Якименко его мама.

Артему Якименко спасли жизнь. Он благодарен жене и соседям — они перевязали рану. Благодарен таксисту, который оказался рядом и отвез в больницу. Благодарен врачам, делавшим операцию.

Что будет дальше, он пока не знает. Возможности протезирования в Донецке нет.

Только за одни сутки раненых в городе сорок человек. Есть погибшие. По городам и поселкам украинская артиллерия бьет еще и еще, не останавливаясь. Улицы изуродованы воронками. Снаряды разбивают дома и человеческие судьбы.

Ополченцы пытаются отогнать противника как можно дальше от городов.

Источник: vesti.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *