Чужой земли мы не хотим ни пяди…

В Государственной Думе состоялась презентации книги «Русские Курилы: история и современность».

Книга (это уже третье издание, первые два вышли в 1995 и 2001 гг.) отражает историю российско-японских отношений за три столетия, начиная с первых контактов в XVIII в. Поскольку эти отношения часто были далеки от добрососедских, причем, как правило, не по вине России, то понятен и интерес к теме Курильских островов. По сути, главной, так как именно Курилы, точнее – их государственная принадлежность, по мнению японской стороны, являются тем «яблоком раздора», которое препятствует нормализации взаимоотношений.

В книге, прежде всего, приводятся свидетельства принадлежности СССР, соответственно, и России Курил, включая группу южных островов архипелага. Фактически это цельный свод документов и архивных материалов. Знакомство с ними позволяет сделать вывод о том, что все территориальные претензии Японии к России являются надуманными и используются японской стороной для формирования «образа врага» в лице огромного северного соседа.

Один из документов под названием «Японская интервенция на Дальнем Востоке в 1918 -25 гг.» сообщает: «Японская интервенция на Дальнем Востоке нашей страны (охватившая Приморскую, Амурскую, Забайкальскую обл. и Северный Сахалин), явившаяся составной частью дальневосточной военной интервенции против РСФСР государств Антанты, продолжалась с 1918 по 1925 год и была не только самой длительной (кроме Японии в интервенции участвовали Англия, США, Франция, Италия и Канада), но и нанесла наибольший ущерб экономике страны».

В следующем документе «Ущерб, нанесенный экономике Дальнего Востока японской интервенцией 1918 — 25 гг.» даются уточнения, например: «…в Японию ежегодно вывозилось 100% улова лососевых и до 7 % улова сельдей; общие убытки рыбной отрасли составили более 4,5 млн руб. золотом… общие убытки водного транспорта Амура составили свыше 14 млн руб. золотом. Золото: из вывезенного в 1918 г. из Казани в Омск части золотого запаса России Япония получила 2672 пуда (более 43 т). Приморская обл.: общие убытки, включая водный транспорт, составили более 100 млн руб. золотом. Северный Сахалин: за 1920-е гг., по японским сведениям, добыто и вывезено: угля — 239 тыс. т., леса — 30 тыс. куб. м., нефти — 22 тыс. т.; кроме этого, общие убытки за пять лет превысили 10 млн руб. золотом».

В общем, неплохо поживились наши японские, как нынче принято говорить, «партнеры». Да и сейчас явно не против того, чтобы продолжить это вожделенное для них занятие. И потому с сожалением приходится констатировать, что каждое издание книги «Русские Курилы: история и современность» оказывается востребованным временем.

Значимость сборника обусловлена также его высоким научным уровнем. И вряд ли могло быть иначе. Издание подготовлено такими авторитетными учеными в области российско-японских отношений, как Вячеслав Зиланов, почетный доктор МГТУ, профессор, академик МАНЭБ; Анатолий Кошкин, доктор исторических наук, профессор Института стран Востока, академик РАЕ; Алексей Плотников, доктор исторических наук, профессор; Сергей Пономарев, действительный член Русского географического общества, действительный государственный советник Сахалинской области первого класса.

Свою задачу авторы издания видели в том, чтобы не позволить заинтересованным силам ввести общественность России в заблуждение относительно так называемой проблемы «северных территорий» и создать ложное впечатление, будто бы у Японии есть каке-то исторические и юридические основания для претензий на южные Курилы. Эту цель, полагаю, им удалось реализовать в полной мере.

Один из авторов, профессор Алексей Плотников, вполне резонно подчеркнул на заседании «круглого стола», что в книге представлены документы из разнообразных источников, в том числе и таких, которые трудно заподозрить в излишних симпатиях к России. Например, впервые публикуемая в издании русская карта Японии второй половины 1770-х гг., на которой японская территория на севере ограничена о. Хонсю и не включает о. Хоккайдо. Но, главное, — карта составлена по голландским источникам.

Голландцы были единственными европейцами, которым разрешался доступ в Японию в период с середины XVII в. до второй половины XIX в., когда страна свою изолировалась от всего внешнего мира, и на протяжении двух столетий иностранцам под страхом смерти запрещалось ступать на ее берега, а местным жителям совершать плавания по окружающим их острова акваториям. В те времена голландцам не было никакого смысла преуменьшать или преувеличивать японскую территорию, что позволяет не ставить под сомнение достоверность голландских исследований.

Вообще картографический материал книги убедительно показывает, что острова Курильской гряды принадлежат России законно, и развеивает миф об их «исконной принадлежности Японии».

Необходимо отметить также, что один из соавторов, Сергей Пономарев, пополнил третье издание книги новыми материалами сахалинского происхождения. Прежде всего — постановлениями Сахалинской областной Думы, касающимися противодействия территориальным претензиям Японии к России. Существенным дополнением стало также появление на страницах сборника карты Дугласа Макартура (генерала, главнокомандующего оккупационными войсками союзников в Японии), найденной в одном из зарубежных изданий. «Раньше ее недооценивали. А она наглядно определяет пределы послевоенной Японии применительно к директиве, изданной 29 января 1946 года. В документе четко прописано, что Курильские острова, включая Малую Курильскую гряду, не входят в состав соседней страны», — комментировал находку С. Пономарев.

Во время своего выступления на заседании «круглого стола» представитель картографического управления Главного штаба ВМФ Вадим Кисловский достаточно высоко оценил представленный в книге картографический материал. При этом он особо подчеркнул, что в ряде случаев именно географическая или морская карта может быть признана международным юридическим документом.

Надо сказать, что большинство участников «круглого стола» говорили без обиняков, называя вещи своими именами, оттого их выступления звучали не только остро, с точки зрения обсуждаемой проблематики, но и достаточно резко по своей тональности.

Так, говоря о юридической стороне проблемы, действительный член Академии военных наук, доктор юридических наук, профессор Владимир Галицкий отмечал, что «СССР получил спорные острова в результате Второй мировой войны. Но в международном праве известны три случая приобретения территорий. Первый — естественным путем, без войны, с согласия тех народов, которые проживают на данной территории. Второй случай: приобретение или утрата территорий в результате военных действий. И третий – когда страна добровольно отказывается от каких-то территорий. Иных вариантов в международном праве нет».

«Отсюда возникает вопрос: почему мы берем за точку отсчета сентябрь 1945 года? Мы, видимо, забыли, но авторы сборника вновь напомнили нам, — говорил профессор В. Галицкий, — и доказали, что это была исконно русская территория».

«В результате бездарно проигранной войны 1904-1905 гг. Япония оккупировала эти территории. А по результатам Второй мировой войны мы восстановили справедливость. Точнее, мы вернули себе то, что по закону принадлежало нам. Но почему-то наши политики не могут раз и навсегда сказать: Япония — это наш сосед, но территориальной проблемы у Советского Союза (теперь России) не было и нет. Сказать и навсегда забыть эту проблему. Кроме того, японцы под «северными территориями» понимают не то, что мы. Это не только та территория, которую Япония потеряла после Второй мировой войны. Это – вообще весь Дальний Восток, как минимум. А то – и территория до Иркутска, и до Урала включительно. И никакой чиновник не имеет права в нарушение Конституции говорить от имени народа о передаче какой-то территории». «Мы не должны следовать ошибкам наших бывших руководителей», — подчеркнул в конце выступления профессор В. Галицкий.

Доктор исторических наук Наталия Нарочницкая лет десять тому назад тоже говорила: «Термин «возвращение» в отношении предмета территориальных претензий послевоенного японского государства должен быть навсегда изъят из официального языка российских должностных лиц. Этот термин является концептуальной ревизией итогов войны, означая косвенное признание новой Японии в качестве правопреемницы (континуитет) того японского государства, которое развязало и проиграло войну». Действительно, проводившая агрессивный курс, страна Восходящего солнца 2 сентября 1945 года подписала Акт о безоговорочной капитуляции, согласно которому обязалась выполнять Потсдамскую декларацию союзных держав от 26 июля 1945 года, где, в частности, предусмотрено: «Условия Каирской декларации будут выполнены, и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем».

2 февраля 1946 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР, согласно которому вся земля с ее недрами и водами на территории Южного Сахалина и Курильских островов объявлялась государственной собственностью Советского Союза.

Лишение Японии Курильских островов было мерой наказания страны-агрессора и одновременно восстановления исторической справедливости в отношении России. В тот период японские политики прекрасно понимали это и даже не пытались говорить о своих претензиях на Курилы.

«Полная и безоговорочная капитуляция, – подчеркивает Н. Нарочницкая, – принципиально отличается от простой капитуляции по своим правовым, политическим и историческим следствиям. Простая капитуляция означает лишь признание поражения в военных действиях и не затрагивает международную правосубъектность побежденной державы. Такое государство, пусть наголову разбитое, сохраняет суверенитет и само в качестве юридической стороны ведет переговоры об условиях мира. Но полная и безоговорочная капитуляция означает прекращение существования субъекта международных отношений, демонтаж прежнего государства, утрату им суверенитета и всех властных полномочий, преходящих к победителям, которые сами определяют условия мира и послевоенного устройства».

Современные японские политики часто мотивируют свои претензии на «северные территории» и тем, что между СССР и Японией после Второй мировой войны не заключен мирный договор, который бы подвел ее окончательные итоги. Не будем вдаваться во все послевоенные перипетии наших отношений с Японией, заметим только, что у России нет мирного договора и с Германией. Но нам никто не мешает сотрудничать. А Япония уже подписала в 1951 г. в Сан-Франциско перед лицом 48 стран текст, где сказано, что она отказывается от прав и претензий на Курильские острова, южную часть Сахалина и прилегающих к ним островов. Вместе с тем один из авторов книги профессор Анатолий Кошкин подчеркивает, что были периоды, и когда наша страна держалась твердой позиции, и когда совершались непродуманные компромиссы, и когда ситуация была почти критической и даже во власти большинство было настроено на то, чтобы «все отдать», как в 1990-х. Но в настоящее время и власть, и общество решительно настроены против территориальных уступок кому бы то ни было.

Примечательно, что в послевоенное время и японцы признавали эти реалии. Так, даже в императорском рескрипте № 651 от 22 ноября 1945 года Курильские острова перечислены как районы, не являющиеся «территорией собственно Японии».

Но уже через несколько лет после поражения в войне Токио втянул Москву в бесконечный спор о Курилах. Цель очевидна: пересмотреть в свою пользу итоги Второй мировой войны и вернуть оккупированные в результате вооруженной агрессии российские земли. Кстати, в «Коммюнике совещания (Каирская декларация) от 3 декабря 1943 г.» сказано: «Представители США, Китая и Великобритании вместе со своими соответствующими военными и дипломатическими советниками закончили конференцию в Северной Африке. Опубликовано следующее общее заявление». И далее звучит весьма неполиткорректное (хотя тогда и слова такого не знали) выражение: «Япония будет также изгнана со всех других территорий, которые она захватила при помощи силы и в результате своей алчности».

А Ялтинское соглашение трех великих держав по вопросам Дальнего Востока (февраль 1945 г.)», в частности, гласит: «2. Восстановления принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно: а) возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов… 3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов. Главы правительств Трех Великих Держав согласились в том, что эти претензии Советского Союза будут безусловно удовлетворены после победы над Японией».

Так что территории просто так не отдают. Даже два острова Курильской гряды Москва согласилась в 1956 году передать Японии в годы правления недальновидного Никиты Хрущева лишь в надежде разменять их на нейтральный статус Японии.

Однако на ее территории прочно обосновались американские военные базы, сделавшие ее «непотопляемым авианосцем США». Тем не менее, подчеркивалось неоднократно на «круглом столе», отдельные российские руководители вместо того, чтобы просто игнорировать попытки Токио, втягиваются в обсуждение «проблемы северных территорий». Забывая (или не зная), что Курилы принадлежат России по международному закону, и нас, очевидно, совершенно не должно интересовать, что по этому поводу думают японцы.

Тем не менее, начальник Отдела политических вопросов с Японией МИД России Александр Илышев-Введенский в своем выступлении подчеркнул, что как бы мы ни оценивали советско-японскую декларацию 1956 года, однако в настоящее время это фактически единственный документ, фиксирующий прекращение состояния войны между СССР и Японией и регулирующий отношения между двумя странами. Но поскольку в отношении этого важного документа существует множество мифов, активно эксплуатируемых как в Японии, так и в России, то хотелось бы остановиться на некоторых его положениях подробней.

Начнем с главного: эта декларация свидетельствовала исключительно о намерениях Москвы наладить, наконец, продуктивное сотрудничество с Токио. А часто упоминаемая статья 9 действительно предусматривала согласие СССР, «идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства», на передачу островов Шикотан и Хабомаи. Однако она четко оговаривала это условием, что фактическая их передача состоится только после заключения мирного договора между Россией и Японией. Кстати, подписав эту декларацию, Япония юридически признала острова Шикотан и Хабомаи советской территорией.

Но, с правовой точки зрения, намерение СССР передать часть южных Курил Японии, во-первых, не было безусловным обязательством, которое должно быть выполнено в любом случае. Во-вторых, это намерение было не более чем жестом доброй воли СССР, готового поступиться частью своей, а вовсе не японской территории во имя добрых отношений с соседней страной. С позиции наших дней, этот «широкий жест» выглядит ошибочным.

Подобного рода «подарки» всегда выходили боком Москве. Достаточно вспомнить опрометчивое решение о передаче Крыма из РСФСР в состав Украины, состоявшееся примерно в то же время, и сегодняшние последствия этого акта.

Поскольку Япония так и не выполнила условия декларации и заключила в 1960 году договор о безопасности с США, направленный против СССР и КНР, то Советский Союз вынужден был выступить с заявлением об обусловленности передачи островов выводом с японской территории всех иностранных войск.

Некоторые выступающие отмечали: вежливая готовность России решать несуществующую для нее проблему миром лишь распаляет японцев, маня призрачной близостью «возвращения территорий», и потакает изобретению поводов для новых скандалов. Так, в Японии в 1981 г. официально был учрежден «День северных территорий», и с тех пор ежегодно 7 февраля по всей стране проводятся шумные пропагандистские кампании за «возвращение» Японии четырех островов.

В России пытается задавать тон группа граждан, у которых одно упоминание о наших военных победах вызывает острое раздражение. Эти люди больше любят наши поражения. Хотят они его и сейчас. К тому же, в 1998 г. из официального календаря знаменательных исторических дат был исключен День победы над империалистической Японией 3 сентября 1945 года. Зато в 2010 г. появился совершенно безликий для России День окончания Второй мировой войны (2 сентября).

Этот факт, конечно, не может не вызвать недоумение особенно на фоне возвращения России в число держав, определяющих сегодня повестку дня мировой политики. Достойным ответом японским реваншистам и иже с ними могло бы стать объявление 3 сентября Днем Победы над милитаристской Японией.

Депутат Госдумы Владимир Поздняков напомнил, что наряду с 70-летием победы над фашистской Германией в этом году отмечается и 70-летие победы над Японией.

Он также призвал собравшихся добиться возведения на Поклонной горе памятника героям военных действий против Японии. Его предложение поддержал и депутат Алексей Корниенко, выступивший с законодательной инициативой о возвращении «победы над милитаристской Японией» в список памятных дат.

Позволю добавить и от себя: надо принять как данность тот факт, что 2 сентября – это второй День Победы СССР (России), увенчавший и окончание Второй мировой войны. Международно-правовым основанием для его установления является Акт о капитуляции Японской империи, который был подписан 2 сентября 1945 года в 9:02 по токийскому времени на борту американского линейного корабля «Миссури» в Токийском заливе. Сегодня здесь располагается 7-й американский флот.

К слову, в преддверии 70-летия Великой Победы российским телеканалам все-таки пришлось потеснить угнездившийся в нашем эфире «голливуд», и на экраны получили доступ отечественные военные фильмы (надолго ли?). Несколько раз показали популярных в Советском Союзе «Трактористов» Ивана Пырьева. Съемка ленты закончилась в декабре 1938 г., после известного вооруженного конфликта с Японией.

И грозным предупреждением врагам звучит в фильме «Марш советских танкистов», где особенно актуальной была такая строфа: «Чужой земли мы не хотим ни пяди,//Но и своей вершка не отдадим».

Увы, свою актуальность эти слова не утратили до наших дней. Как не утратили смысл, суть и дух документы, объединенные «японской тематикой» в книге «Русские Курилы: история и современность». Один из таких документов называется «Военные действия Японии в районе Хасана и Халхин-Гола в 1938-39 гг.» Начинается он так: «Летом 1938 г. Япония вторглась на советскую территорию в районе озера Хасан на стыке границ СССР, Китая (Манчжоу-го) и Кореи с целью захвата стратегически важного района… Этому предшествовала развернутая Японией пропагандистская кампания по вопросу о так называемых «спорных территориях» на советско-манчжурской границе в Приморье…» И далее: бои «продолжались с 29 июня по 11 августа 1938 г. и закончились разгромом японской группировки».

А летом следующего года фильм вышел в прокат. Вся великая страна запела еще и песню «Три танкиста» со словами: «В эту ночь решили самураи//Перейти границу у реки…// Наступала грозная броня». Далее: «И летели наземь самураи,//Под напором стали и огня». Во времена хрущевской политической конъюнктуры «самураи» были заменены на «вражью стаю». Из ленты также изъяли все, что было связано с «культом личности Сталина».

В 2005 г. «самураев» вернули. Портрет Сталина – тоже. Но переделки затронули далеко не все копии. Сейчас существуют два варианта фильма: с «самураями» и с «вражьей стаей», со Сталиным – и без него. Показывают оба. В 1930-х и в 1940-х гг. в стране никакой двойственности в отношении Японии не было. Названный выше документ свидетельствует: «В мае 1939 г., также под предлогом «нерешенного территориального спора» между Монголией и Манчжурией, японские войска вторглись на монгольскую территорию в районе реки Халхин-Гол (Номонган). Целью нападения Японии на этот раз была попытка установить военный контроль над регионом, граничащим с Забайкальем, что представляло бы непосредственную угрозу Транссибирской железнодорожной магистрали… Военные действия в районе Халхин-Гола продолжались с мая по сентябрь 1939 г. и по своему масштабу значительно превосходили события у Хасана. Они также закончились поражением Японии…»

«В Приговоре Токийского международного военного трибунала для Дальнего Востока от 4-12 ноября 1948 г. действия Японии у Хасана и Халхин-Гола были квалифицированы как «проводившаяся японцами агрессивная война»», — сказано в книге.

Но вот 25 марта 2015 г. многие мировые СМИ сообщили из столицы Японии г. Токио: «В строй японского флота встал крупнейший для страны вертолетоносец со времён Второй мировой войны… На торжественной церемонии министр обороны Японии Гэн Накатани сказал: “Япония стала мирной страной, но сейчас, спустя 70 лет, обстановка с безопасностью, в которой мы находимся, ещё более плохая”.

Подлинный смысл этого высказывания можно понять только в контексте тех милитаристских тенденций, которые возрождаются в стране. Так, в последнее время японские власти все чаще говорят о наращивании боевого потенциала страны. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ пытается, например, в законодательном порядке внести изменение в конституцию, которое бы разрешило Японии помогать своим союзникам, ведущим боевые действия. Напомним, что, согласно действующей ныне конституции, Япония не может прибегать к войне как способу разрешения международных споров. В том числе, разумеется, и территориальных, которые она ведет, с одной стороны, с Россией, а с другой, с Китаем по поводу принадлежности островов Дяоюйдао (по-японски Сенкаку) в Южно-Китайском море.

В случае дальнейшего усугубления ситуации Япония рассчитывает на помощь США, с которыми, повторим, в 1960 г. был подписан договор о взаимном сотрудничестве и безопасности, предусматривающий совместные действия по отражению любой внешней агрессии. И в этом смысле любопытным представляется, опубликованный в книге «Меморандум о беседе госсекретаря США А. Даллеса с министром иностранных дел Японии С. Сигэмицу 19 августа 1956 г.», где, например, отмечается: «Сигэмицу сказал, что единственным нерешенным с СССР вопросом является территориальный… Соединенные Штаты уже возвратили северную часть Рюкю. Госсекретарь выступил с предложением, чтобы Япония проинформировала Советский Союз о жесткой позиции Соединенных Штатов: если Советский Союз намерен приобрести все Курилы… Соединенные Штаты могут навсегда остаться на Окинаве, и ни одно японское правительство не удержится у власти…»

Замечу: в настоящее время около 100 тыс. солдат Соединенных Штатов находится на Гаваях, Гуаме, в Южной Корее и в Японии (более 40 тыс.). Похоже, что переписывать итоги Второй мировой войны Токио намерен вкупе с Вашингтоном.

Потому вполне естественно воспринимается предложение ведущего научного сотрудника Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Виктора Павлятенко, высказанное им на «круглом столе, о том, чтобы более жестко отстаивать позицию России, используя, скажем, формулировку «территориальные претензии Японии к России».

Не менее радикально высказался и представитель Дипломатической академии МИД России Владимир Анненков, который предложил называть острова «оккупированной и освобожденной территорией». Участники «круглого стола» подчеркивали, что территория России не должна быть предметом никакого торга. Этому нет ни юридического, ни морального оправдания. Так что отнюдь не случайно строки из марша танкистов о том, что «чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим» выбиты на фасаде здания Пограничной академии ФСБ России и на фасаде Общевойсковой академии ВС РФ в Москве. Как предостережение. Как знак: мы помним.

Сохранить эту память помогают нам книги, подобные сборнику документов «Русские Курилы: история и современность». Жаль, тиражи их малы.

 

Валерий Панов

Источник: stoletie.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *