Российский малый бизнес: перелом на повороте

Российский малый бизнес в 2014 году изрядно лихорадило. На его состоянии сказывались не только реальные изменения в налоговом законодательстве, но и слухи о грядущем росте налогов. Даже в тех случаях, когда эти слухи не подтверждались, само обсуждение вероятности усиления бремени добавляло дискомфорта. Наиболее значительной встряской стало ослабление рубля в конце года.

Оценки состояния малого бизнеса в России очень сильно разнятся. Ответственные чиновники рассказывают о поддержке отрасли, а сами предприниматели постоянно жалуются на жизнь и давление фискальных органов. Истину, вероятно, можно искать посередине. Однако нюансы заключаются в том, что наиболее выгодные сферы производства и торговли коррупционными нитями связаны с чиновничеством и силовиками-фискалами.

В маленьких городах и поселках самые доходные предприятия часто принадлежат — через подставных лиц или родственников — местным чиновникам. Такие «предприятия малого бизнеса» пользуются широчайшей поддержкой за счет государственных средств и привилегированного положения. Они и составляют большую часть официальной позитивной статистики. Гораздо сложнее тем предприятиям, которые не имеют покровителей и выживают сами по себе.

2014 год был не столь тяжелым для предпринимательства, как 2013-й, который начался с известия об увеличении в два раза размера взносов в социальные фонды. Поняв, что это ведет к уходу «малышей» в тень, государство уменьшило размеры сборов.

Однако в течение года предприниматели узнавали о грядущих новациях, которые их совсем не радовали. Определение размера налогов на имущество (недвижимость) теперь отнесено к компетенции власти субъектов федерации, что делает бизнесменов зависимыми от отношений с региональными чиновниками. Административно-деловые и торговые центры, нежилые помещения, назначение которых предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общепита и бытового обслуживания, — подлежат налогообложению не по балансовой, а по кадастровой стоимости.

Региональные чиновники и депутаты не замедлили воспользоваться данными им полномочиями. Так, в Иркутской области предлагается поступательное увеличение налоговой ставки: в 2015 году — 1,2% от кадастровой стоимости, в 2016 — 1,5%, в 2017 — 1,8%, в 2018 и последующие годы — 2%.

Реализация положений нового закона вызвала тревогу в бизнес-сообществе. «Существенно увеличится себестоимость услуг у компаний сектора коммерческой недвижимости, а также в кафе, химчистках, автомойках и т.д., что в конечном итоге приведет к увеличению цен на эти услуги», — предупредила Тульская торгово-промышленная палата.

«Этот налог мне чем-то напоминает прошлогоднее повышение социальных взносов для индивидуальных предпринимателей (ИП), которые никто платить не будет. Но если в том случае предприниматель мог просто уйти в тень и не конфликтовать с Пенсионным фондом, то в случае с налогом на недвижимость все намного серьезнее. Уйти от него не получится. Если только «химичить» с площадью, чтобы уменьшить его размер. Можно имущество переписать на родственников, которые не являются предпринимателями. Но ничего хорошего этот законопроект не принесет», — констатировал координатор предпринимательского сообщества «ИП против узаконенного грабежа» Роман Коростелев из Астраханской области.

Также стало известно, что в 2015 году вырастет нагрузка для почти 2,3 млн предпринимателей, которые платят единый налог на вмененный доход (ЕНВД). Минэкономразвития РФ установил на 2015 год самую высокую индексацию коэффициента-дефлятора за последние четыре года — на 7,5%.

По мнению председателя президиума Ассоциации молодых предпринимателей России Дмитрия Кравченко, увеличение ЕНВД само по себе не носит критичного характера и предприятия из-за него не закроются. Однако увеличение ЕНВД происходит вкупе с ростом других налогов и сборов. «Если везде по чуть-чуть нагрузят — то это будет уже ощутимо. Что будет — если и ЕНВД увеличат, и НДС поднимут, и новый налог с продаж введут? Останется мало участников в бизнесе. Понятно, что малый бизнес должен приносить доходы в бюджеты. Но надо системно подходить к развитию бизнеса, добиваться увеличения количества предприятий. Если вводить увеличение налогов и сборов, то это нужно делать поэтапно и не в тяжелое и кризисное время», — подчеркнул Дмитрий Кравченко.

Как заявил эксперт корреспонденту «Росбалта», в кризисные времена было бы логичнее снижать налоговую нагрузку. «Россия это страна, где налоги — одни из самых низких, однако только в прошлом и в этом году свыше полумиллиона индивидуальных предпринимателей закрыли свою деятельность из-за увеличения страховых взносов. В зарубежных странах в сложные времена стараются поддерживать бизнес — снижают, хотя бы временно, налоги для производственных предприятий, уменьшают плату за использование коммуникаций и т.п. В 2008 — 2009 годах такое повсеместно наблюдалось в Европе. У нас же почему-то происходит наоборот: когда бизнесу тяжело, когда он и так в напряжении, его пытаются со всех сторон покрыть налогами и сборами», — заметил Дмитрий Кравченко.

Однако не все предприниматели разделяют позитивную оценку о «самых низких налогах». Многие отмечают, что пресловутые «13%» выгодны как раз не малому бизнесу, а крупному. «В первую очередь, необходимо отменить фиксированные взносы и прочие сборы-поборы, ввести прогрессивную шкалу налогообложения и не менять правила игры в течение нескольких лет. Если человек зарабатывает миллион в год, то он должен платить больше, чем тот, кто зарабатывает 100 тысяч в год. Сейчас люди боятся открывать бизнес из-за непредсказуемости: неизвестно — будет прибыль или нет», — заявил Роман Коростелев.

Между тем вместо шагов навстречу власти устроили настоящую панику в предпринимательском сообществе, запустив информацию о вероятности введения так называемых региональных сборов. Право введения сборов должны были получить муниципалитеты. Владельцы прачечных, парикмахерских и даже платных туалетов — всего 22 вида услуг — раз в квартал стали бы платить от 6 тыс. до 600 тыс. рублей. Муниципалитеты по закону смогут изменять ставку: уменьшать вплоть до нуля или увеличивать до 10 раз.

После первого испуга предпринимателей появилась информация, что законодатели и правительство повременят с вводом таких сборов, и вообще предполагается их ввести пока только в Москве, Петербурге и Севастополе. Или даже только в Москве. В виде эксперимента. «Если это будет введено в Северодвинске, то более 70% предприятий малого бизнеса просто закроется. Будут только сплошные убытки», — считает сопредседатель Совета по малому и среднему бизнесу Северодвинска Сергей Кувакин.

Но настоящий ажиотаж произошел 23 декабря в результате взлета курса евро и доллара. Как «черный вторник» отразился на бизнесе? С первого взгляда, он принес кратковременные барыши ритейлу. Многие россияне принялись сбывать рублевые накопления, стремясь купить хоть что-нибудь. Некоторые бизнесмены оперативно подняли цены на свои товары. Но ажиотаж неизбежно пошел на спад, рублевые накопления граждан истощились, оптовые цены на импортные товары выросли, а покупательская способность потребителей стала снижаться. Это грозит ритейлу серьезными проблемами. Есть оптимистические прогнозы, согласно которым, российские контрсанкции и ослабление рубля пойдут на пользу отечественным производителям. Однако снижение все той же покупательской способности россиян при уменьшении их доходов может остановить развитие.

Роман Коростелев, владеющий фотоателье в небольшом поселке, рассказал, что относится к числу тех предпринимателей, которые не собираются взвинчивать цены на свои услуги. «Я цены повышать не собираюсь, так как осуществляю деятельность в провинциальной глубинке. Покупательская способность населения очень ограничена, да и та падает уже с 2012-го года», — констатировал предприниматель. Основные расходы фотоателье несет из-за роста коммунальных платежей и арендной платы за помещение. «Но если выйдет из строя оборудование и придется покупать новое — тогда да, встанет вопрос о компенсации этих затрат», — признал Коростелев.

В целом очевидно, что 2014 год стал переломным и для всей страны, и для малого бизнеса в частности. Но пока невозможно спрогнозировать, какими конкретно будут последствия этого перелома. Результаты введения западных санкций и российских контрсанкций на импорт, резкого ослабления рубля и новых налоговых инициатив проявятся уже в новом, 2015 году. Учитывая способности российского федерального правительства к неожиданным маневрам, обществу и предпринимательскому сообществу нужно также быть готовым к любым поворотам

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *