Почему голодают медики

Как нищим врачам докричаться до Минздрава? Только на митингах и забастовках 

Профсоюз медработников «Действие» предложил свой вариант реформы здравоохранения. Ее суть – отказаться от страховой модели, внедренной экономистами-рыночниками при Ельцине, и вернуться к бюджетной модели, существовавшей в СССР (а сегодня – и во многих западных странах: Великобритании, Швеции, Норвегии, Финляндии). Что это даст здравоохранению Северного Кавказа? 

Спешат выслужиться перед Путиным

В минувшую субботу в пяти городах страны (Москва, Санкт-Петербург, Брянск, Ижевск и Уфа) прошла Всероссийская акция «За достоинство медицинского работника!», организованная профсоюзом «Действие» (входит в Конфедерацию труда России). Также в нескольких городах прошли одиночные пикеты…

Поводом стало увольнение фельдшеров на одной из подстанций «скорой помощи» в Санкт-Петербурге и голодовка сотрудников Орджоникидзевской подстанции «скорой» в Уфе (они требуют повысить зарплату).

Причем это уже третья голодовка врачей в Башкирии за последние месяцы. А в московских поликлиниках идет «итальянская забастовка» медиков: они работают строго по нормативам и рекомендациям Минздрава России.

Медицинское сообщество страны штормит уже несколько месяцев, с тех пор как Минздрав объявил о начале новой реформы. Собственно, она перманентно идет в России уже четвертый год, с тех пор как Владимир Путин подписал «майские» указы о поэтапном повышении зарплат бюджетникам.

Исполнять поручения президента в регионах принялись с необычайным рвением, закрывая сельские амбулатории, роддома и фельдшерско-акушерские пункты (ФАП). При этом врачам узких профилей предложили переучиваться в более востребованные специальности (например, инфекционистов – в хирурги), порой и с понижением в зарплате. Ну а те медики, которые в силу возраста уже не могут переучиться, просто теряют работу.

В ноябре Фонд мониторинга медицинских услуг и охраны здоровья человека «Здоровье» провел социологической опрос медиков во всех регионах страны с целью выяснить, сколько они реально зарабатывают.

По Северному Кавказу цифры весьма печальные. Так, в Северной Осетии более 64% опрошенных медиков признались, что реально получают на руки менее 20 тысяч рублей, а в Дагестане и Кабардино-Балкарии таких 72% (мониторинг охватил не все республики).

Таких, которые бы зарабатывали более 40 тысяч рублей в месяц, нет ни в Северной Осетии, ни в Дагестане, а вот в Кабардино-Балкарии таких около 9% (правда, стоит учитывать и статистическую погрешность: в каждом регионе фонд «Здоровье» опросил не менее полусотни докторов).

При этом стоит помнить, что в Северной Осетии больше половины, а в Дагестане и Кабардино-Балкарии – треть медиков вынуждены работать более чем на одну ставку. 

Самый главный врач

Почему медики сегодня вынуждены перебиваться с хлеба на воду?! Разговоры о том, что нынешняя медицина a priori не может быть самодостаточной, лукавы. Только по оценкам прокуратуры Ставрополья, ежегодный объем оказываемых бюджетными медучреждениями платных услуг составляет порядка 2 млрд рублей (общий объем расходов на здравоохранение в крае в нынешнем году составляет 16,2 млрд рублей, из которых 11,5 миллиарда – это обязательное медстрахование неработающего населения).

Но стоит учитывать, что значительная часть финансовых потоков распределяется в теневом секторе, проходя мимо кассовых аппаратов. А даже и те коммерческие доходы, которые получают медучреждения от хозрасчетных услуг, идут вовсе не на улучшение жизни рядового доктора.

В прошлом году прокуратура Ставрополя провела проверку нескольких бюджетных медучреждений и выявила необоснованное завышение зарплат главврачей. В числе нарушителей упоминаются Михаил Порфириадис (стоматологическая поликлиника №1), Олег Боев (психиатрическая больница №1), Андрей Шетогубов (поликлиника №6), Александр Минаев (больница скорой медицинской помощи) и другие.

Вот пример краевой психбольницы: при наличии 190 врачебных должностей средняя зарплата медицинских работников составляет 19,4 тысячи рублей, в то время как у главного врача – 100 тысяч. С учетом платных услуг, естественно.

Хотя предельный размер ее должен быть лишь 77 тысяч (с учетом коэффициента кратности, который определяет отношение должностного оклада руководителя к средней зарплате основного медперсонала).

По мнению прокуратуры, порочен сам принцип назначения зарплат главврачей: она напрямую зависит от объема оказанных коммерческих медуслуг (при этом они получают стимулирующие выплаты – надбавки «за организацию и развитие платных услуг»).

Кроме того, должен быть изменен и коэффициент кратности – источник конфликтов внутри коллектива (более того, он позволяет управленцам за счет бесконтрольного начисления самим себе стимулирующих выплат «съедать» практически весь фонд оплаты труда). 

Вали отсюда, «хромой»!

Еще один источник финансов, которые можно было бы «подключить» к развитию здравоохранения на Северном Кавказе, – это пациенты, которые уезжают лечиться в другие регионы.

По оценкам министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова, за прошлый год не менее 20 тысяч жителей округа получили высокотехнологичную медпомощь, причем 18 тысяч для этого выехали в клиники за пределы СКФО. Значит, и бюджетное госзадание получили другие регионы – а вместе с тем и зарплаты, и налоги.

И причина вовсе не в том, что пациенты не доверяют местным медикам: коридоры больниц, поликлиник и диагностического центра Ставрополя с утра до вечера переполнены приезжими из соседних республик. Они готовы платить.

Но несовершенен закон о медстраховании: многим инокраевым пациентам либо отказывают в получении помощи, либо требуют заплатить из личного кармана (хорошо хоть в кассу).

Объясняют это тем, что в республиках Северного Кавказа страховая стоимость медуслуг ниже, чем на Ставрополье: то есть если медицинское учреждение, выставившее счет в Фонд медстрахования другого региона, оно не получит частичную оплату.

Кроме всего прочего, с момента сдачи реестра на инокраевых пациентов до оплаты за их лечение Фондом медстрахования проходит несколько месяцев. Ждать никакой главврач, естественно, не хочет, поэтому и требует от приехавшего пациента: плати «налом»!

Есть и такой нюанс. Поскольку реестр на оплату счетов инокраевых граждан в большинстве медицинских учреждений формируется операторами вручную, то они могут просто напутать буквы в сложной дагестанской или карачаевской фамилии. И счет опять-таки будет не оплачен.

Похожая проблема, кстати, и с другими категориями пациентов, которые обращаются в медицинские учреждения сверх утвержденного задания: военнослужащими и сотрудниками МВД.

С ними, увы, тоже не все больницы связываться хотят. И проблему эту можно решить, всего лишь урегулировав отношения между Фондами медстрахования отдельных регионов на Северном Кавказе. 

Руки прочь от медработников!

Участники акции «За достоинство медицинского работника!» приняли резолюцию, первый пункт которой гласит: необходимо создать трехстороннюю общественную комиссию по вопросам организации здравоохранения. В нее должны войти представители власти, объединений медработников и объединений пациентов. Именно она должна решать судьбу реформы.

Что касается каждого медицинского учреждения, то ее судьбу также нужно решать только после обсуждения с участием врачебного и пациентского сообщества. Также участники акции предлагают отказаться от страховой модели организации здравоохранения и перейти на бюджетную. А в качестве первого шага – вывести из системы обязательного медстрахования (ОМС) службу «скорой помощи»: она по определению не может быть самоокупаемой.

Скажем, вызов «неотложки» к алкоголикам и наркоманам должен признаваться непрофильным и оплачиваться за счет самого пациента. Также должна быть восстановлена система вытрезвителей (или, скажем, блоков экзогенной интоксикации на базе больниц).

Бюджетные медучреждения должны работать прозрачно: они обязаны выкладывать в публичный доступ отчеты о финансово-хозяйственной деятельности, сметы на закупку медоборудования и медикаментов, сведения о зарплатах главврачей (как, например, уже сейчас делают государственные вузы). В свою очередь, главврачей нужно назначать только с учетом мнения коллектива. 

Требуют профсоюзные активисты и защиты прав медработников. Например, чтобы насилие в отношении медиков приравнивалось к насилию представителей власти и правоохранителей.

Включая, кстати, и насилие моральное: любые обсуждения врачебных ошибок в прессе и блогосфере, которые делают непрофессионалы, должны быть исключены (а тех, кто позволяет себе такие оценки, нужно наказывать).

В договоры медстрахования, которые заключаются с пациентами, должна быть включена обязанность соблюдать этические нормы по отношению к медработникам. Также нужно изменить «Правила дорожного движения», установив однозначный приоритет автомашин «скорой».

Свои требования протестующие направили в Минздрав России и Национальную медицинскую палату. А стоило бы добавить к ним и те, что перечислены выше в статье – изменить порядок начисления стимулирующих выплат главврачам и взаиморасчетов между Фондами медстрахования разных регионов. Хотя в Москве об этом и так наверняка знают. Но бездействуют… До очередной голодовки… 

 

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *