«Россия пойдет вперед…»

На Международном конгрессе «Русская словесность в мировом культурном контексте»: взгляд старожила форума.

В подмосковном пансионате «Сосны» состоялся V Международный конгресс «Русская словесность в мировом культурном контексте», посвященный завершению Года культуры и предваряющий Год литературы.

Форум был проведен Международным фондом Ф.М. Достоевского (президент Игорь Волгин) при участии Отделения историко-филологических наук РАН, Института мировой литературы им. А.М. Горького РАН, Института русской литературы РАН (Пушкинский Дом), Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН, Литературного института им. А.М. Горького, факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и Русского ПЕН-центра.

Конгрессы И. Волгина последовательно проводят в жизнь идею диалога культур, общения и обмена мнениями, а потому неизменно приглашают к дискуссиям на форуме не только «теоретиков», но и «практиков» — писателей, деятелей культуры, переводчиков, руководителей СМИ и т.д. Целью «волгинских» симпозиумов является осмысление русской литературы как мирового духовного феномена: ее художественного и нравственного опыта, сосуществования с другими литературами и т.д. Обобщаются и некоторые итоги развития самой филологической науки. Главный инициатор и устроитель поясняет: «Данный форум — попытка впрячь в одну телегу коня и трепетную лань, то есть исследователей русской литературы и русских писателей».

В конгрессе, за десятилетие заслужившем широкое признание гуманитарного сообщества, в этот раз приняло участие около 300 исследователей — ученых-русистов и литераторов — из России и стран ближнего и дальнего зарубежья, включая все страны СНГ и Прибалтики, а также Японию, Китай, Вьетнам, Францию, Германию, Мексику и др.

Как правило, научные литературоведческие конференции собирают специалистов, занимающихся определенным периодом или конкретной персоной.

 Конгресс «Русская словесность в мировом культурном контексте» — единственный в мире форум, где рассматривается пространство всей русской литературы — от «Слова о полку Игореве» до наших дней.

 Указывая на объединительную роль персонально Ф. Достоевского, И. Волгин утверждает: «Наряду с Пушкиным и Толстым, Достоевский относится к числу тех русских писателей, чьи биографии стали частью национальной истории. Но и все полутысячелетие существования рода, к которому принадлежит автор «Братьев Карамазовых», являет нам некое метафизическое единство, заключающее в себе еще не разгаданный смысл. Разумеется, Достоевский — главное скрепляющее звено в этой генеалогической цепи. Его предки, обитавшие на территории Белоруссии, России и Украины, — часть той культурной и этнической общности, которая легла в основу общерусской ментальности».

Русский язык остается средством мировой коммуникации, но гуманитарии V конгресса в «Соснах» с тревогой отметили факт «шагренизации», то есть сокращения русского языка на постсоветском пространстве. Исследователи из среднеазиатских республик уже не первый год высказывают мысль, что роль русского языка в странах бывших советских республик может быть существенно повышена, если его статус закрепить в реальном образовательном процессе — школьном и вузовском, к тому же подкрепив обязательностью изучения русской литературы, без которой язык практически мертв.

 И. Волгин на пленарном заседании открытия конгресса подчеркнул, что текущие события на Украине являются прямым следствием ослабления присутствия там русской культуры.

 И красной нитью провел через весь форум мысль о том, что если не будет России как державы, то не будет и единого культурного пространства. Кстати, основное финансирование нынешнего конгресса осуществлено за счет гранта Президента РФ.

Известные писатели и ученые, академики, главные редакторы толстых литературных журналов в течение пяти дней провели пленарные, секционные заседания, собрания за круглыми столами. Были рассмотрены и обсуждены такие темы: «Россия – Запад – Восток в диалоге культур», «Русский язык как средство мировой коммуникации», «Русский язык и литература в средствах массовой информации и Интернете», «Россия на постсоветском пространстве: историко-культурный аспект», «Поэтика художественного текста: теоретические и прикладные аспекты», «Кинематограф и театр: на пересечении с литературой», «Биография писателя: антропологический поворот?», «Русский и европейский литературный авангард», «Правовые отношения в сфере литературы и журналистики», «Проблемы художественного перевода», «Поэзия вчера и сегодня» и др.

Отметим лишь некоторые доклады из сотен.

На секции «Новые вызовы и современная словесность» Наталья Лясковская (Москва) сделала сообщение «Новые святые в литературе. Проблемы агиографии современных святых на примере жития св. Матроны Московской».

Елена Буевич (Черкассы, Украина) на секции «Л. Толстой и Ф. Достоевский в русском и мировом художественном сознании» выступила с докладом «Сербский крен романа Л.Н. Толстого “Анна Каренина”: Раевский ли Вронский?». Цитируем: «Cудьба полковника Николая Раевского символична. Она объединяет собой как минимум три современные страны — Россию, Украину и Сербию. Полковник появился на свет в Керчи, последний приют нашел в родовом имении Раевских в Кировоградской области (сейчас — центральная Украина). Оборонял Сербию, прославил Россию… Интересен факт существования в Сербии “церкви Вронского”. Это мемориальной храм в русском стиле, возведенный на деньги матери полковника Н. Раевского недалеко от места его гибели. До сих пор ее называют именем литературного персонажа. Границы литературы и действительности фактически исчезли».

Ярко и содержательно прозвучало на секции «Художественный опыт советской цивилизации» выступление киевского литературоведа и композитора Ефима Гофмана на тему «В сопротивлении небытию. Смерть и похороны Б.Л. Пастернака в стихотворных откликах поэтов-современников».

Киевлянка Лариса Садыкова на этой же секции напомнила: «В свое время русская религиозно-философская эссеистика Серебряного века и эмиграции осваивала русскую жизнь, будущее России в параметрах «Бог о России», «живой религиозный личный опыт», «вера в Бога», «миссия России». Потребность в вере в России очевидна и сейчас». И привела не утратившие актуальности слова Н. Бердяева 1935 года:

 «В нашу эпоху более всего нужно бороться за человека и человечность, религиозно и социально бороться. Задачи русской религиозно-философской и религиозно-социальной мысли остаются творческими, обращенными к будущему, а не прошлому. Это есть задача поддержания света, как бы ни была велика тьма».

 Немалый интерес участников конгресса вызвало заседание секции «Религиозно-философские искания русской литературы», на котором прозвучали доклады китайских профессоров Лян Кунь «Идейные основания культа женственности в русской культурной традиции» и Вана Чжигэна «Юродство и самобытность классики русской литературы», а также московских исследователей — Олеси Николаевой «Роман Достоевского «Бесы»: Тургенев и Кармазинов – к проблеме прототипа» и Александрины Вигилянской «Хронотоп дороги в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго»».

Наталья Пращерук (Уральский университет, Екатеринбург) впечатления о форуме обнародовала на своей странице в Фейсбуке: «А еще острота, которой не было на подобных форумах и которая связана с трагическими событиями уходящего года. Когда спрашиваешь коллег: «Откуда?» и слышишь в ответ: «Киев, Харьков или Донецк», чувствуешь сразу внутреннее напряжение… Коллега из Донецкого университета, с которой мы были очень дружны в 1990-е, какое-то время держала дистанцию в общении, а потом, когда стала говорить, повторяла все время: «Только, пожалуйста, не плачь»…

Самое большое восхищение адресую моим коллегам и друзьям из Киева, Харькова, Черкасс и Донецка. Спасибо вам, мои дорогие, за мужество противостоять массовому безумию, спасибо за верность общим корням и, надеюсь, нашей общей судьбе. Храни вас Господь!».

В рамках культурной программы конгресса выступили Квартет Большого симфонического оркестра им. Чайковского, Народный артист России пианист Ю. Розум, были показаны кинофильмы А. Кончаловского и А. Городницкого, а также, по традиции форума, прошел большой вечер поэзии. Стихи читали Юрий Беликов (Пермь), Лидия Григорьева (Лондон), Бахыт Кенжеев (Нью-Йорк), Станислав Минаков (Харьков) и москвичи Игорь Волгин, Олеся Николаева, Марина Кудимова, Мария Ватутина, Геннадий Красников, Надежда Кондакова, Наталья Лясковская, Вячеслав Куприянов, Елена Исаева, Алла Боссарт, соведущие вечера Александр Городницкий и Ефим Бершин.

 

На конгрессе говорили о сломе не только веков, но и тысячелетий, о колоссальной фанаберии, с которой западный мир подступил к XXI веку, о возникшей в последние годы серьезной угрозе для христианской цивилизации.

 О том, что литература (прежде всего, русская) может и должна стать воплощением борьбы за то, чтобы эта цивилизация уцелела. Констатировалось, что культурный и литературный диалог между Россией и Западом если и идет, то на уровне камерального, замкнутого пространства.

Завершающим актом стало пленарное заседание в последний день конгресса, на котором Авигдор Эскин (Израиль) выступил с докладом «Охранительство и универсальность в русской идее. Ф. Достоевский и К. Леонтьев».

«Учуяв угрозу нацизма, угрозу ветров, которые подули из разных концов Европы, протест высказала именно Россия, — подчеркнул докладчик. — Русская культура — не просто культура. Отрадно, что в наше время есть люди, которые, как участники конгресса профессора Волгина, возводят русское слово в ранг теологии, занимаются охранительством, защищают его. Нет ничего отвратительней концепции “свободы слова”, которая уравнивает уличного хулигана и Данте. Культура начинается с чувства ответственности: с того, чего говорить не следует».

«Российская империя всегда носила характер умиротворения, — продолжил израильский общественный деятель. — Русский язык всегда был объединяющим, терять это достижение преступно, и те люди, которые пытаются сейчас расчленять сердца, людей, культуры — ведут недопустимую работу.

Что есть “русская идея”? Великие источники, например, Иван Ильин, говорили о русской идее как идее сердца.

“Общечеловеческих ценностей” я нигде не видел. Единственная книга, которая может претендовать на общечеловеческие ценности — это Библия. Но те, кто сегодня много говорят о них, имеют в виду что угодно, кроме Библии. Как сказано в псалмах, будет царить язык лжи. Мы же — живем в пространстве сплошной лжи.

Однако замусоривание сознания чуждо русской культуре. И спор между Достоевским и Леонтьевым — типичный пример людей, которые пытались познать правду. Достоевский говорил о Пушкине как о человеке, сумевшем выразить разные культуры и создать аутентичные русские образы». Далее докладчик подчеркнул:

 

 «Русские приспособлены к любви к другим народам, открыты и готовы с ними общаться. Эта русская всечеловечность не имеет равных в мире. И потому Аксаков и славянофилы сказали, что мы теперь будем заново перечитывать Пушкина».

 «Леонтьев жил русской идеей и, в отличие от Достоевского, прошел сильную теологическую школу. Кажется, Леонтьев во многом инстинктивно прав, в частности, он задает оппоненту вопрос: как можно любить современного европейского человека, и нужно ли, и за что? Он задает много тяжелых вопросов. И если мы сегодня посмотрим на Западный мир, то поймем, что он смотрит на Россию лживо, предвзято. Когда язык лжи господствует, вести диалог либо затруднительно, либо невозможно». Леонтьев уже тогда предупреждал, — подчеркнул А. Эскин, — насколько нужно быть осторожным: во-первых, для сохранения корней и, во-вторых, в открытости по отношению к Европе. И он был прав.

Русская философия сильно проявлена именно в литературе. Русская мысль не столь системна, как, скажем, европейская, однако имеет несомненную поэтическую силу, поэтому имеет рельефное отражение в душе человека. Сила обоих наших оппонентов — и Достоевского, и Леонтьева — в словесности. Русская литература XIX в. приближена к теологии. Если смотреть глазами мессианскими, с позиций Вечности, тогда становится понятно, что правы были оба — и Достоевский, и Леонтьев.

И возникает вопрос: прав ли был Достоевский в том, что надо любить всех? И если ты не любишь всех, то какое избавление может быть кому бы то ни было? Это уже следующий этап размышлений. Достоевский смотрел как раз вперед, хотел видеть в народах Европы лучшее. Пытаясь принести все лучшее от народов в общий духовный Иерусалим. И не следует отказываться от лучшего, от фундамента, от связи с народом, от почвенничества, опоры на народный дух, от метафизической России (тема сильно выражена в «Братьях Карамазовых»), а также и от мысли Леонтьева о важности и знания, и образования, полагавшего Россию как крепость, как основу существования.

Докладчик также напомнил суждение профессора Башмакова о том, что русская однородность есть самая выраженная и самая установившаяся во всей Европе. А. Эскин так завершил свое выступление, вызвавшее живой отклик у участников заседания:

 «Россия, опираясь на свою великую, уже построенную культуру, опираясь на то, что совесть и дух сохранились, пойдет вперед и будет великой. Собственно, этого прорыва мы ждем».

 Профессор И. Волгин напомнил собравшимся, что философ Г. Федотов назвал Пушкина «певцом империализма и свободы», а также, завершая конгресс, отметил, что русское культурное пространство сегодня по-прежнему сильно разорвано, поэтому для устроителей конгресса очень важно общение приезжающих персон — разных взглядов и вероисповеданий. Здесь создается хорошая нравственная, эстетическая, научная коммуникативная атмосфера.

Станислав Минаков

Источник: stoletie.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *