ЕАЭС: новые проблемы и возможности

Поспешность в интеграции сегодня опаснее, чем даже некоторое запаздывание?

К несколько неожиданному, особенно с учётом современных реалий, выводу пришли накануне участники Круглого стола «Евразийская интеграция – экспертный взгляд», организованного Евразийской комиссией (ЕЭК).

Этот межгосударственный орган, ответственный практически за весь фронт административной работы, связанной с интеграцией, отнюдь не обделён вниманием прессы и высшего руководства. Однако широкая публика, похоже, расценивает его деятельность примерно так же, как и работу структур Союзного государства – «они есть, и на том спасибо». Сбор экспертов и представителей СМИ был приурочен к выходу в свет книги, которую авторы – журналист Кирилл Привалов и политолог, профессор ВШЭ Дмитрий Евстафьев предпочли назвать экономическим очерком «Евразия: новые горизонты интеграции».

Но, по сути, весьма многочисленное собрание правительственных функционеров, специалистов и журналистов вылилось в некий мини-форум, который прежде всего, без лишнего пафоса констатировал факт перехода Евразийского проекта в новый формат, связав это с присоединением к ЕАЭС Армении. От лица нового члена объединения последовало выступление министра Роберта Арутюняна, который признал, что «для его страны интеграция может оказаться не только выгодной, но вместе с тем и весьма болезненной». Ключевыми же темами обсуждения в итоге стали перспективы самого ЕАЭС, новые проблемы и возможности, которые ожидают экономическое объединение с принятием вслед за Арменией и Киргизии, а также то, чем ЕАЭС может ответить на текущие мировые экономические и глобально-политические вызовы.

В оценках специалистов не было замечено даже намёка на необоснованный оптимизм.

Не случайно один из авторов презентованного обзора Дмитрий Евстафьев напомнил оценку Евразийского объединения, данную президентом России В. Путиным: «ЕАЭС нужен, чтобы проще было взаимодействовать с ЕС и другими международными институтами», но при этом предостерёг, что «чрезмерно напористые энтузиасты способны и вовсе испортить всё дело». Представители Казахстана и Белоруссии, не забыв о первоначальном всплеске взаимной торговли после создания Таможенного союза (в рамках тогда ещё ЕврАзЭС), отметили, что сегодня два партнёра России многое теряют ввиду девальвации рубля и резкого удешевления многих российских товаров, хотя немало и выигрывают из-за санкций США и ЕС и ответных мер России.

Дмитрий Евстафьев отметил, что «новое евразийство заметно отличается от описанного когда-то Львом Гумлёвым – оно куда более прагматично. Только прагматизм в данном случае подразумевает нацеленность всех идеологических построений на достижение практических результатов, прежде всего в экономике. Интегрированной экономике – президент Казахстана Н. Назарбаев не случайно инициировал отход от глобальной устремленности, отказ от экспансионистских компонентов, которые присутствовали в евразийстве старого образца».

Прошло уже два десятка лет с тех пор, когда Нурсултан Назарбаев с трибуны МГУ озвучил идею создания Евразийского союза. И быть может, весьма отчётливый налёт здорового пессимизма у экспертного сообщества сегодня связан не только со сроками, но и с тем, что сам процесс, по мнению наблюдателей, по сути лишь успел спуститься с уровня высшего руководства до уровня чиновничества. Между тем, как отметил в своём выступлении генеральный директор Евразийского центра интеграционных исследований и коммуникаций Андрей Реус, на практике, и бизнес-сообщество и рядовые граждане стран ЕАЭС уже давно и неплохо пользуются благами интеграции, хотя обычно даже не понимают, где надо искать источник этих благ. И тут речь идёт не только и не столько о торговле или широких возможностях передвижения товаров и рабочей силы, а о куда более глубоких процессах экономического взаимодействия.

Директор департамента макроэкономической политики ЕЭК Евгений Хотулев, отметив позитивное значение присоединения Армении, а вслед за ней и Киргизии, напомнил, что немалые сложности в интеграции практически неизбежны. Это обычно связано с тем, что сумма национальных интересов отнюдь не всегда даёт позитивный интеграционный эффект, а зачастую даёт совсем не тот эффект, на который рассчитывают слишком активные «интеграторы». Очевидно, именно поэтому в процессе формирования и расширения ЕАЭС ставятся в первую очередь такие цели, которые легче достичь именно благодаря интеграции, а также такие, которых без интеграции достичь просто невозможно.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что результат интеграции будет состоять не просто в арифметическом объединении экономик наших стран.

«Создание единого рынка труда, услуг и капитала даст эффект геометрической прогрессии, когда наши производители и товары, произведенные в ЕАЭС, станут привлекательными для иностранных инвестиций и крупнейших мировых рынков. Эффект объединения потенциалов уже сейчас хорошо заметен на примере взаимодействия на региональном уровне, особенно в приграничных регионах России и Казахстана».

Сегодня очень много говорят об интеграции в контексте сложных социально-экономических процессов и о том, как повлияет на интеграцию кризис, – отметит директор Информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства МГУ им.М.В. Ломоносова Сергей Рекеда. – При этом мало кто вспоминает, как сама интеграция может способствовать преодолению негативных явлений. Важнее всего понять, что это не процесс ради процесса, а инструмент решения проблем, развития, модернизации экономик стран-участников».

Евразийская интеграция по многим параметрам опередила иные объединения, даже такие как Евросоюз, хотя условия для старта были зачастую намного хуже.

И не стоит обольщаться по поводу пресловутого низкого старта, тем более, что практически любые сдвиги в сторону сближения на постсоветском пространстве и раньше, и тем более сейчас, расцениваются оппонентами в первую очередь как стремление к реинкарнации СССР.

В то же время особенностью евразийского пространства, в отличие от того же европейского, или, к примеру, пространства БРИКС, с точки зрения интеграции, является, с одной стороны, более прочный фундамент, а с другой – куда более солидный потенциал. Такую оценку в своих выступлениях раскрыли советник министра по экономике и финансовой политике ЕЭК Гульнур Рахматулина и руководитель Центра постсоветских исследований Леонид Вардомский. Общность культуры и сопоставимый уровень экономического развития можно рассматривать как мощный фундамент интеграции, позволяющий не повторять печальный опыт ЕС, который превратил целый ряд стран в изгои, заставив при этом раскошеливаться на «подтягивание отстающих» такие локомотивы ЕС, как Германия и Франция.

О потенциале ЕАЭС на Круглом столе говорили не так много, поскольку он, по всем признакам, ни для кого не является секретом. Однако при этом прозвучало чрезвычайно интересное и конкретное предложение выбрать один, а лучше несколько флагманских инфраструктурных проектов, способных придать ЕАЭС мощнейший дополнительный импульс развития. О реализации такого проекта нередко способны договориться страны не связанные узами интеграции, и сам факт существования ЕАЭС в таком случае становится немаловажным преимуществом.

В этой связи несколько удивил тот факт, что никто из экспертов не напомнил о давней глобальной идее госсекретаря Союзного государства Павла Бородина, который регулярно и упорно, хотя и безуспешно предлагал проект создания комплексного транзитного коридора Восток-Запад.

Увы, не было также упоминаний и масштабной межгосударственной энергопрограммы – современного аналога уже подзабытой РАО ЕЭС, и многочисленных удачных и не очень Черноморских транзитных проектов.

И лишь в кулуарах кто-то не преминул напомнить о Керченской переправе, в которой вообще-то могут быть кровно заинтересованы не только страны ЕАЭС, как партнёры России, но и практически весь Черноморско-Кавказский регион. Ведь для него присоединение Армении к ЕАЭС способно открыть совершенно новые горизонты.

 

Алексей Подымов

Источник: stoletie.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *