Вот левый поворот, что он нам несет

Украина безнадежно вступила в свою терминальную фазу. Состояние развала прогрессирует во всех сферах – экономической, политической, социальной, мировоззренческой, идеологической и военной. Факторами, усугубляющими всеобщую деструкцию социума, стали внешнее вмешательство во внутриукраинские дела со стороны великих держав, и, отдельно, – формализация перехода украинской власти под управление со стороны США.

Реакцией же украинского общества на кризис самостийности и капитализма, вместо подъема левого движения, стала всеобщая архаизация общественных отношений, с прицелом на самые примитивные трайбалические и даже – первобытно-общинные формы организации общежития граждан.

На кризис ультралиберализма Украина ответила не социалистической революцией, а установлением изуверской квазифашистской диктатуры; инкарнацией “Неизвестных Отцов” из планеты Саракш братьев Стругацких. В результате, вместо разрешения системного кризиса, он еще более усугубился, а экономические проблемы дополнились гражданской войной, территориальным распадом и нарастающим гуманитарным коллапсом.

Сегодня в Украине имеем в сухом остатке:

Фашистскую социопатическую власть.

Карикатурно-нацистскую идеологию мифической Великоукрии, чья историческая миссия заключается в том, чтобы противостоять России, которая будто бы веками топтала и угнетала украинскую нацию.
Нарастающий экономический упадок.
Социальную катастрофу.
Гражданскую войну
Медийный тоталитаризм.
Внешнее управление со стороны США
Свирепую частно-государственную террористическую машину подавления, не связанную никакими законодательными ограничениями.

На этом фоне левый спектр политической жизни в парламенте опустел.
На этом фоне голос левых сил Украины сегодня практически не слышен.
На этом фоне левое дело фактически остановилось, если вести речь об общественно значимых масштабах.

Сложилась парадоксальная ситуация: в эпоху всеобщего подъема левого движения в Европе и в мире, в Украине оно пришло в самый страшный упадок за все годы независимости. И это при том, что объективно в украинском обществе, содрогающемся от кризисных ударов, сложились все условия для роста популярности левых идей и левых партий.

Тем не менее, на левом фланге политического спектра мы имеем абсолютную недееспособность, что выливается такими внешними проявлениями:

Многочисленность и разношерстность левых организаций никак не ведет к суммированию результативности их действий в реальном мире. Налицо повальная разобщенность левых организаций.
Одержимость левых партий и их лидеров бессмысленным доктринерством.
Нежелание и неспособность их практическими действиями в политической и экономической сфере воплощать в жизнь собственные левые идеи, провозглашаемые публично в СМИ.
Сочетание доктринерства с фактическим отказом от высокого социального мечтания, которое могло бы нарождать реальные социальные и политические новации.
Категорическое нежелание левых партий сотрудничать между собой; гротескное и болезненное культивирование мелочных личных обид, которые уходят корнями еще в 90-е годы прошлого века.

В результате, нарисовалась такая картинка:

Одна часть организаций красного спектра, возглавляемых формально грамотными и теоретически подкованными людьми, категорически отрицает эффективность легальной парламентской деятельности, выкатывая на свет божий в качестве аргументации весь арсенал классиков марксизма, чтобы обвинить своих товарищей в оппортунизме. Отрицать-то отрицает, но никакой реальной и практически пригодной альтернативы не демонстрирует.

Другая часть политических деятелей, особенно из тех, кто хоть однажды вкусил парламентских пряников, поднявши на знамена слово «социалистический», предаются грезам о личном возвращении в большой легальный политикум, посвящая все свое время поиску спонсоров для каждых очередных и внеочередных выборов.

Ну и, наконец, как бы горько это ни было признавать, наша Коммунистическая партия, волею обстоятельств ставшая однажды парламентским монополистом на левом фланге, в какой-то момент отказалась от рутинной работы в массах в пользу кулуарной работы с властями; в пользу работы со СМИ, рекламными компаниями и пиар-структурами. Раз за разом попадая в Верховную Раду, коммунисты, даже имея золотую акцию, не вступали в правящую коалицию по-настоящему, и никогда не принимали участия в деятельности никакого правительства, с целью воплощения собственных программных установок. Взамен же, из уст наших парламентариев громко звучали стенания про горькие судьбы трудящихся, напоминающие бурные филиппики Васисуалия Лоханкина из «Золотого теленка»: «Волчица ты, тебя я презираю, к Птибурдукову ты уходишь от меня. Так вот к кому ты от меня уходишь! Ты похоти предаться хочешь с ним».

Кроме того, мы охотно провозглашали с парламентской трибуны ничего не значащие «пожелания взагалі» о том, какими по нашему мнению должны быть шаги капиталистического правительства, чтобы программа КПУ воплощалась в жизнь, но без реального участия самой КПУ. Понятно, что с любой стороны это выглядело несколько фантасмагорично.

Мне сегодня трудно по делу возразить аналитикам, кто обвиняет нас – коммунистов – в том, будто мы, вместо реальной защиты интересов трудящихся, просто-напросто монетизировали свой бренд и парламентский статус; кто обвиняет нас в том, что идеей фикс коммунистов, вместо построения социализма, стало банальное, раз за разом, преодоление избирательного барьера, и продление своей парламентской Dolce far niente. Закономерным итогом такого подхода стало организационное банкротство партии, которое по иронии судьбы случилось на фоне роста объективных показателей ее электоральной популярности. Хунта майдана волюнтаристским волевым решением не пропустила коммунистов в парламент, кратно уменьшив результат КПУ и объявив сфальсифицированные результаты выборов, но в нашей партии не нашлось сил и политической воли, чтобы попытаться защитить голоса своих избирателей с помощью акций прямого действия.

Что мы может конкретно возразить критикам, жестоко высмеивающим руководство нашей партии, которое куда охотнее защищало интересы народа во всяких там Советах Европы, Европарламентах, ПАСЕ, БДИПЧ и других институтах ОБСЕ, но никак не в гуще трудящихся масс, не в трудовых коллективах митталовской Криворожстали, ахметовской «Азовстали» или пинчуковской Карлаганки, не среди антоновцев, южмашевцев и малышевцев, не в одном строю с николаевскими корабелами и запорожскими атомщиками. И это при том, что в партии была воспитана целая плеяда смелых и активных политических бойцов. Но фетишизация парламентских механизмов в среде партийной верхушки вытолкнула все остальные формы партийной работы на периферию, обрекла их на забвение и атрофию, что и привело к такому печальному финалу, как саму КПУ, так и левый политикум в целом.

Я произношу эти горькие слова отнюдь не с целью опорочить своих товарищей-коммунистов, или бросить горсть критических стрел в адрес партийного руководства. Эту критику вслух я, в первую очередь, адресую самому себе, ибо много лет состоя в высшем руководстве КПУ, и будучи редактором газеты «Коммунист», не сделал на практике бОльшую часть возможного из того, что помогло бы решать накопившиеся проблемы.

Мы все хорошо умеем критиковать капиталистические порядки и произносить правильные слова о Ленине и Сталине. Но вот о том, как действовать по-ленински и по-сталински в каждом конкретном эпизоде нынешней политической реальности – над этим мы не очень-то и задумываемся, безвольно следуя по волнам политических трендов.

Нужно признать, что традиционные пороки левого политикума касаются не только КПУ. Главная проблема, на мой взгляд, состоит в том, что в социалистическом и коммунистическом движении в Украине не установлено никакой реальной связи между громким словом и каким-никаким конкретным делом. И в этом – наша основная беда, которая, не будучи преодоленной, останется и в будущем сизифовым камнем левых сил. Беда в том, что представители коммунистических и социалистических организаций очень правильно критикуют современные капиталистические порядки, и очень красочно умеют описать на словах, как все должно быть устроено, чтобы было теоретически безупречно. Но вот, что для этого нужно сделать конкретно, шаг за шагом, никто толком сказать не сподобляется.

Все леваки умеют цветисто порассуждать, как должно быть устроено социалистическое общество в идеале, но никто не берет на себя труд прояснить, каким способом туда попасть из дня сегодняшнего, будучи в настоящем времени гражданином ультракапиталистической фашистской Украины, до мозга костей провонявшейся миазмами нацизма? Что конкретно нужно сделать, чтобы власть оказалась в руках трудящихся, да еще и собственность в придачу, которая сегодня де-факто находится в руках посла США и транснациональных корпораций?

Да и вообще, установление прочного моста между теоретическим грезами про день завтрашний и суровой рекой жизни дня сегодняшнего должно стать главным делом, вокруг которого могло бы состояться объединение левых сил, и возвращение их в политический процесс в качестве реальной силы.

Итак, подытожим, в чем же состоят наши главные проблемы, и постараемся очертить контуры плана по их преодолению:

Перво-наперво, нам стоит внести ясность в вопрос о том, каким образом может и должен состояться приход (возвращение) левых сил к власти, и почему это так важно для общества. Я еще раз напомню читателям о том, что множество грамотных и известных деятелей левого политического фланга крайне скептически относятся к парламентаризму, как таковому, и настаивают на том, что алгоритм прихода левых к власти должен быть (упрощенно) примерно таким:

организация подпольных ячеек в среде трудовых коллективов, профсоюзов и т.д.;
организация массовых акций прямого действия, которая приведет к хаотизации управленческой вертикали капиталистического государства;
установление народной диктатуры, которая проведет полную социализацию общества.

Я не стану тратить время читателей на критику подобного плана, ибо очевидно, что он никак нереализуем на практике. Во-первых, в современном либеральном обществе де-факто процветает произвол спецслужб, которые возьмут под контроль уже первые «подпольные» ячейки, и сделают все для их дискредитации, включая и бессудные расправы, и кровавые провокации, и неправосудные аресты. Во-вторых, нелегитимный приход к власти любой политической силы, включая и левых, однозначно выльется в гражданское противостояние и увенчается территориальным распадом государства, как это мы и наблюдаем сегодня на примере с хунтой майдана. Это настолько очевидно, что даже не стоит доказывать «маслянности масла».

В-третьих, как это ни печально осознавать адептам радикальных подходов и сценариев, даже если и вообразить, что спецслужбы проспят организацию сотен протестных ячеек и не пресекут выступлений народа в самом зародыше, то это никак не приблизит левых к завоеванию власти. Не приблизит по той простой причине, что после подлома системы, рычаги управления в стране немедленно перехватят не левые силы, а конкурирующие группировки стратегического действия изнутри самого правящего класса, обладающие для этого и финансовым, и людским, и силовым, и административным ресурсом, а также опытом управления и знанием механизмов реальной государственной власти.

Да и какое право вообще имеет власть, не избранная народом, говорить и действовать от имени народа? Мало нам примера с несчастьями от организаторов нацистского мятежа, погрузивших Украину в кровавую купель?

На самом деле, единственный реальный способ вернуть левые идеи в практическую политику – это выиграть выборы. При всей тернистости такого пути, в сегодняшних условиях для этого имеются все возможности; в частности, из-за углубления кризиса капиталистических отношений, как во всем мире, так и особенно в Украине. Да и примеры наиболее успешных социалистических и народных проектов последних десятилетий произрастали из победы на выборах, и базировались на вполне легитимном характере их вдохновителей: Александр Лукашенко в Белоруссии, Уго Чавес в Венесуэле, Махмуд Ахмадинежад в Иране, Кристина Фернандес де Киршнер в Аргентине, Хосе Альберто Мухика Кордано в Уругвае, Партия Сириза в Греции.

Другое дело, что украинские левые силы должны внести принципиальные изменения, как в собственное видение и практические подходы к завоеванию власти, так и в формы отправления этой самой власти.

Во-первых, становясь на путь легитимного завоевания власти в стране, следует ясно себе представлять, что для всамделишного участия в политической жизни общества любой партии, в том числе и левой, кроме всего прочего, требуется наличие финансового ресурса, и немалого. Финансирования требует даже простое обеспечение рутинной работы любой районной парторганизации. А таковых в стране – более 500. Выпуск агитационной продукции, транспортные и командировочные расходы, расходы на проведение массовых акций, арендные и юридические выплаты! Все это требует денег сегодня, и потребует их завтра. Но еще больших денег придется израсходовать на рекламу, участвуя в выборах; и, особенно, – в успешных выборах.

Не признавать этого факта – выставлять себя на посмешище. Можно, конечно же, сохранять идеологическую девственность, и упорно продолжать не признавать объективной реальности. Это – не грех. Просто в этом случае результатом станет провал на выборах, и ни о какой власти речи уже не будет. А если не будет власти, то не будет на Украине никакого социализма, или хотя бы движения в сторону социализма. Но ирония жизни заключается в том, что и для непарламентской подпольной работы тоже потребуются финансовые ресурсы, и тоже – немалые. А если таких ресурсов не будет, то и никаких сетей прямого действия создать не получится, а получится создать диванный клуб болтунов, которые будут красиво говорить высокие правильные слова… сами себе.

Так вот, там где появляется потребность в больших деньгах, там появляются спонсоры или кредиторы, и все они – со своими интересами. Очевидно, что в роли спонсоров выступают не рядовые трудящиеся граждане, а представители капитала, притом – крупного капитала. А у крупного капитала – свои интересы, и эти интересы отнюдь не народные. По этому поводу в сознании левых политиков присутствует хронический когнитивный диссонанс. Изнутри этой политической среды, когда речь заходит о привлечении финансовых ресурсов и работе со спонсорами, всегда следуют, часто вполне обоснованные, взаимные обвинения в идеологическом предательстве, продажности и коррумпированности. Но диалектика ситуации состоит в том, что отказавшись от работы с капиталистическими финансовыми донорами, любая партия обрекает себя на статус клуба по интересам, не имеющего политических перспектив.

Дискуссия о морали здесь бессмысленна. Куда более разумным является трезвый подход, предусматривающий параллельно привлечению спонсоров, твердое отстаивание своих идеологических установок, с учетом неизбежных уступок и компромиссов, а также и отсечение от политического проекта алчных корыстолюбцев из своей среды, склонных к жизни на широкую ногу за счет присвоения партийной кассы. А такие встречаются всегда, и всегда будут крутиться вокруг политических проектов, тем более – вокруг успешных проектов. Но от теоретической угрозы встретить на своем пути коррупционера не останавливается ведь хозяйственная жизнь в стране, и не ликвидируются госструктуры, генерирующие мздоимтсво? Просто, с коррупционерами в нормальном государстве борются. Точно так должно все происходить и в среде партийной: склонные к продажности кадры должны выявляться, разоблачаться и удаляться, а партийная жизнь с прицелом на власть, в которой присутствуют спонсоры партийной кассы, – идти своим чередом. Альтернативы такому подходу никакой нет!

Во-вторых, еще одним важным моментом является непрогнозируемость нынешней исторической ситуации: мы даже не можем вообразить, по каким правилам будут проходить «очередные внеочередные» выборы, и каковыми на тот момент будут фактические границы украинского государства, контролируемые центральной властью. Разрушение страны и социума ставленниками посольства США идет опережающими темпами. Вполне вероятно, что электоральные правила будут еще более экстремальными, чем в 2014 году. Но это никак не отменяет необходимости левым партиям принимать в них участие, и готовиться защищать выбор народа, исходя из реальной ситуации в стране на тот день.

В-третьих, категорического пересмотра подход левых партий к работе со своими сторонниками и избирателями после возвращения в парламент. Мы не должны повторять печальных ошибок нашей Компартии, которая постепенно отказалась от работы непосредственно в трудовых коллективах, и прекратила организацию протестных акций прямого действия против крупнейших компрадоров. Взамен, КПУ погрязла в парламентской рутине и говорильне, с дежурными парадами на майские и октябрьские праздники. Новые левые парламентарии, если таковые появятся в будущей реальности, должны умело и настойчиво отделять мух от котлет. Даже если придется снова войти в правящую коалицию, как это было у КПУ с Регионами в последнюю ее каденцию, левым партиям следует, невзирая на недовольство своих капиталистических попутчиков, продолжать политическую работу на заводах каждого из олигархов, больших и малых, даже если их владельцы будут числиться участниками и спонсорами коалиции. При малейшей попытке любого Пинчука, Ахметова, Коломойского или Порошенко ущемлять интересы рабочих на своих частных предприятиях, левые парламентарии должны немедленно организовывать там протестные акции, вплоть до забастовок, блокирования отгрузок и т.д. Новые левые парламентарии должны большую часть времени проводить на заводах, в гуще народа, а не бессмысленно его транжирить на бесплодных парламентских заседаниях и киевских коррупционных тусовках. Мы должны вернуться в высокую политику, будучи намного более твердыми и простыми, и воспринимать парламентский статус не как привилегию или «кошелек», но лишь как эффективный инструмент борьбы за установление все более и более социалистических порядков в государстве и обществе.

Нынешняя либеральная избирательная система с одной стороны, не позволяет практически никому сразу получить большинство голосов в парламенте. Но, с другой стороны, вполне позволяет левым попасть в парламент, и при удачном стечении обстоятельств – участвовать в правящей коалиции. Зато участие в правящей коалиции позволит левым партиям расширять ареал социалистических отношений в стране, а также расширять в дальнейшем возможности для рядовых граждан участвовать в парламентских выборах, и побеждать. Для этого потребуется постоянно вносить нужные целевые изменения в избирательное законодательство, которые будут директивно ограничивать всевластие страты денежных мешков, и расширять возможности остальных страт общества, представленных трудящимися гражданами. Именно по такому пути пошли Уго Чавес и Александр Лукашенко, и смогли раз за разом побеждать своих оппонентов, ворочающих миллионами и даже миллиардами долларов, если помнить про их американскую поддержку. Дорога эта, понятно, будет непростой, но это – реальный путь, став на который левые партии могут на самом деле принести пользу народу, и шаг за шагом воплощать в жизнь собственную идеологическую доктрину справедливости.

Ну и, наконец, нельзя не обратить внимания читателей еще на один важный аспект проблемы – атомизации левого политического фланга, взаимную враждебность и непримиримость левых партий и организаций. А ведь на повестке дня сегодня стоит объединение левых сил; и не в бутафорские блоки, а реально в «единый кулак», для проламывания победы на выборах. Проблема солидаризации разобщенных левых сил существовала всегда, но она стала стократно более актуальной после политического краха КПУ, которая де-факто ранее представляла в элите весь левый политический спектр.

Учитывая идеологическую чересполосицу на левом фланге, а также взаимную непримиримость, процесс интеграции левых в Украине может стать нерешаемой задачей, вопреки здравому смыслу и логике момента. Мне представляется, что попробовать все же стоит. Но отталкиваться в этом процесс следует не от идеологических доктрин, а от практических потребностей общества в конкретной ситуации момента. За отправную точку следует взять перечень именно тех конкретных и бесспорных дел, которые в интересах народа и социализма должно исполнить любое левое правительство (или лево-коалиционное): прекращение гражданской войны, отмена внешнего управления и уход из-под американского контроля, восстановление дружественных отношений с Российской Федерацией, национализация Нацбанка, огосударствление инфраструктуры, выход из ВТО, организация Государственного Комитета Планирования и т.д. Определив же базовый комплекс неотложных практических мер, которые должны быть воплощены в жизнь с приходом левых к власти, следует разработать короткую предвыборную программу, которая не вызовет никаких дискуссий и станет платформой для организационного объединения. Те же организации, которые выпадут из представленного алгоритма, сами обрекут себя на маргинализацию, демонстрируя недееспособность и неадекватность.

Нет никакой нужды сегодня спорить о далеких перспективах и высоких идеологических абстракциях, в то время, когда надо латать пробоину в днище государственного корабля.

А вот о программе практических действий левого правительства, которая должна будет стать предвыборной платформой объединенной левой оппозиции – во второй части этой статьи.

Источник: kv-journal.info

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *