Суверенитет Беларуси и евразийская интеграция

Эту записку я написал 25 сентября. Это одна из записок, за которую меня уволили из РИСИ (Российский институт стратегических исследований).

Сказали, что моя точка зрения противоречит точке зрения Администрации Президента и, соответственно, института. А директор и его зам. Гузенкова заявили, что пишу я на уровне студента 3-го курса втросортного ВУЗа. Сейчас посмотрел. А ведь я прав был!

… С точки зрения властей Белоруссии главной и абсолютной ценностью является ее государственный суверенитет. Ни о какой федерализации в рамках Евразийского союза не может идти речи. Любые разговоры об этом в духе возглавляющего проект «Империя» Ю.Баранчика выглядят с точки зрения белорусского руководства как антибелорусская антиправительственная деятельность, вполне сопоставимая с деятельностью прозападной либеральной оппозиции.

Проект евразийской интеграции приемлем для Белоруссии лишь постольку, поскольку она сохраняет свой суверенитет и возможность осуществления «многовекторной» политики. В этом ее позиция сходна с позицией Казахстана. Сохранение «многовекторности» означает, прежде всего, добрососедские отношения с Украиной на основе ее территориально-государственной целостности и признания киевского правительства.

К тому же, Белоруссия считает Россию страной утвердившегося государственно-олигархического топливно-монополистического капитализма и на этой основе полностью исключает переход прав собственности на белорусские компании и предприятия в руки «российских олигархов», какими бы интеграционными и инвестиционными проектами этот процесс не оправдывался. Многовекторность включает также неучастие в санкционной войне Евросоюза и США с Россией. Белоруссия не поддержит никаких политических и экономических мер, которые бы нанесли ущерб ее транзиту и торговле со странами ЕС, в первую очередь с Литвой и Латвией, через порты которых идет основной поток белорусского экспорта в Европу — удобрения и продукты нефтехимии.

Белоруссия претендует на роль наследника СССР. Эта роль состоит в сохранении социального наследия в противовес олигархическому капитализму, а также в сохранении и приумножении промышленного потенциала. Минск убежден, что события на Украине и ухудшение украино-российских отношений закрепит за Белоруссией роль промышленной мастерской и даже промышленного центра постсоветского пространства. Минск рассчитывает «перетянуть» на себя крупные, в первую очередь оборонные заказы. С этой точки зрения любое ухудшение российско-украинских отношений ему однозначно выгодно.

Основной смысл и позитивные для себя стороны евразийской интеграции Белоруссия видит в приобретении именно этого статуса промышленного наследника СССР, в закреплении за собой рынка российских оборонных заказов и в целом рынка тяжелого и, возможно, среднего машиностроения, согласно классификации советского периода. От России Белоруссия ожидает свободы энергетического рынка, то есть безналоговых льготных поставок энергоносителей из России для выполнения и расширения указанной функции. Белорусское руководство весьма сильно разочаровано заявлением со стороны России о том, что образование общего российско-белорусского энергетического рынка возможно не ранее 2025 г. В этом решении она видит проявление лоббистского влияния олигархических энергетических групп, не заинтересованных в снижении доходов, в том числе от экспорта энергоносителей. Иными словами, Белоруссия видит в лице России рынок сбыта для продукции своей тяжелой и отчасти легкой промышленности, источник энергетического сырья и возможное приложение белорусского потенциала к российскому сельскохозяйственному производству, выразившееся в словах А.Лукашенко: В России много заброшенных земель? — Распашем!

Лидеры русофильского сообщества Белорусии, на экспертных оценках которых строит свою экспертную политическую стратегию РИСИ — Ю.Баранчик, И.Зеленковский, С.Луч, А.Гронский, весьма неоднозначно относятся к суверенному белорусскому проекту, часто скатываются на позиции отрицания права белорусской нации на самоопределение, скептически относятся к белорусскому языку, культуре, официальной версии белорусской истории. Они критически воспринимают действия белорусской власти по развитию суверенного государственного строительства, некоторые находятся в прямой оппозиции руководству страны. Стремление представить современную РБ как “failed state с неэффективной экономикой и авторитарным управлением, обязанной всеми своими достижениями «дотациям из РФ» объединяет русофильские инициативы с дискурсом титульной белорусской политической оппозиции прозападной ориентации. Именно такая позиция характерна для РИСИ и Института стран СНГ.

Отмечая, что подобная методология по сути привела к экспертно-политическому провалу в отношении Украины, следует отметить, что она оборачивается негативными для российской «мягкой силы» рисками. Вместо влияния на социальные процессы и ход принятия управленческих решений, российские структуры, в частности РИСИ, на глазах скатываются до деятельности по созданию очередной «пророссийской версии белорусской оппозиции», что фактически уже произошло в отношении Украины, создавая тем самым предпосылки развития негативного сценария в российско-белорусских отношениях, вплоть до корректировки со стороны Минска политики в отношении евразийской интеграции.

Александр Сытин

Источник: dal.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *