Почему украинцы боятся «отпустить» Донбасс

Мои краткие впечатления от воскресного пребывания на российско-украинской конференции в Киеве таковы. Пишу не для того, чтобы начать «жарко спорить» (я устал от этого еще в ходе поездки), а просто как бы отчитываюсь перед друзьями…)

1. Украинское общественное мнение (плюс пресса, плюс полит. элита) в целом не готово к тому, чтобы преодолеть ту военно-болотную парадигму, которая сложилась сегодня и которая политически выгодна Кремлю (ибо пролонгирует лояльность российского населения авторитарной власти в условиях национал-патриотического нагнетания страстей) и — стратегически — невыгодна украинской демократии (поскольку война и демократия долгосрочно несовместимы). 

2. Ожидания тех украинских интеллектуалов, с кем удалось пообщаться, не выходят за пределы призыва к международным силам, чтобы они более активно защищали Украину перед лицом путинской России, включая ужесточение санкций и ввод интернациональных вооруженных сил в зону конфликта. Тот факт, что это выглядит утопичным (санкции, как показывает практика, не приводят к серьезному падению авторитета Путина внутри страны, а военное столкновение ядерных держав между собой — вообще из области фантастики), украинские интеллектуалы (повторяю, я видел далеко не всех, разумеется), как мне показалось, просто не хотят замечать, предпочитая в этом случае реагировать эмоционально, а не рационально.

3. Причина такой тупиковой, ИМХО, для Украины ситуации — в том, что постсоветская политическая (пост-имперская) культура доминирует в Украине почти в такой же степени, как и в России. И в рамках этой культуры такие ценности, как «нация», «держава», «территория» и т.п.,  стоят наверху «вертикали ценностей», а «права человека», «права меньшинства», «права региона» — болтаются где-то внизу. Лозунг, повсеместно висящий в киевском метро: «Єдина Країна — Единая Страна», по сути, не что иное, как калька с «Единой России»…

4. И отсюда — страх многих украинцев (включая либералов) признать за Донбассом (как раньше — за Крымом) право на самоопределение, повторить добрый жест Чехии в отношении Словакии или Англии в отношении Шотландии. Ибо правовой дискурс вытесняется «державным». А вдруг после этого «процесс пойдет дальше»? А вдруг и Харьков качнется? И т.д. И этот страх за державу «перекрывает» правовые аргументы.

5. При этом даже те украинские наблюдатели, которые пытаются честно разобраться в ситуации и с этой целью побывали в зоне конфликта, признают, что большинство жителей примерно той части Донбасса, которую сегодня реально контролируют ДНР и ЛНР, в самом деле настроены враждебно по отношению к Украине, считая ее агрессором. И эти наблюдатели, будучи сами вполне убежденными украинскими патриотами, признают, что гражданско-этнически эта часть Донбасса (и даже шире — часть Слободской Украины) — другая, здесь живут не совсем такие же граждане, как «остальные украинцы». И, тем не менее, эти мои собеседники продолжали настаивать на необходимости победы во что бы то ни стало. Хотя порой и высказывались в духе: «К черту этот Донбасс!» — но только на уровне отдельных частных восклицаний…

6. Конечно, в Украине есть своя давно обозначившаяся специфика. Гражданско-политически Украина — как бы нечто среднее между польским вольнолюбием и российским «национал-державством». Поэтому там, с одной стороны, так часто и успешно происходят авнтиавторитарные революции. А в России — не так часто и, увы, не слишком успешно (ибо за ними де-факто наступает реставрация тирании). Но поэтому же, с другой стороны, в Украине — сравнимый с российским уровень коррупции, и поэтому же сегодня у Украины появилась «своя Чечня»… 

7. На мой взгляд, учитывая все сказанное выше, следует заключить, что эта война, увы, закончится лишь тогда, когда перестанет быть популярной в России. Как и при каких обстоятельствах это случится, сказать пока сложно. Если бы Украина смогла начать обсуждение проблемы Донбасса в гуманитарно-правовых, а не национал-державных категориях, то это могло бы, ИМХО, уменьшить легитимность этой войны уже сегодня в глазах значительной части россиян. Но, как мне показалось, украинская общественность к такой эволюции установок пока не готова… Поэтому в значительной мере ситуацию в регионе будет по-прежнему определять Кремль. А для него, как известно, приоритетна не политесная дипломатия и даже не санкции как таковые, а его «домашние» отношения с собственными подданными…

 

Даниил Коцюбинский

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *