О том, как не надо охотиться в тайге

Нынешние отношения России с Западом специалисты оценивают как наихудшие со времен Карибского кризиса. Некоторые аналитики считают, что эти отношения достигли дна.

С первой оценкой я почти согласен, с той лишь поправкой, что тогда, в 1962 году мир был в одном шаге от ядерной войны, а сегодня, в 2015 году это расстояние не столь угрожающе, хотя и не столь обнадеживающе, чтобы уже говорить об «отношениях, достигших дна».

Боюсь, что дна мы еще не достигли, и лучше бы не достигли никогда.

Получится ли?

Ведь чтобы получилось, между сторонами должен происходить настоящий, а не для виду, диалог. Диалог о главном, о вещах фундаментальных, определяющих, причинных.

Этого пока нет. Вместо этого стороны вытаскивают из колоды свои козыри и размахивают ими друг перед другом. Никто никого толком не слышит, и слышать не хочет.

Если так пойдет и дальше, то можно уверенно сказать — ничего не получится, а что есть дно — нам всем только предстоит узнать.

Козырь Запада — меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия, подписанный 5 декабря 1994 года лидерами Украины, США, России и Великобритании.

Козырь сильнейший! Не считаться с ним, умалять его значение, превращать его в пустую, ни к чему необязывающую бумажку, значит, загонять проблему под кожу, делать из нее занозу, гнойник.

Вернув Крым, Россия дала основательный повод для обвинений в свой адрес: грубо нарушен установившийся миропорядок, серьезно подорвана безопасность в мире, Россия — агрессор.

А теперь поставьте себя на место обычного украинца, не обязательно со Львова или Ивано-Франковска, а лучше из Киева или Белой Церкви, простого украинца, не заморачивающего себе голову политикой: это что же получается, мы отказались от ядерного оружия, оголились перед миром, доверились миру, а большой наш сосед воспользовался нашим простодушием? Взял и бесцеремонно забрал то, что по закону принадлежит нам?

В этих рассуждениях нет логики? Украинцу так думать не положено?

Как ни больно это признать, но есть здесь и логика, и право украинца думать так, а не иначе. И основания для обвинения России со стороны Запада, увы, имеются.

Но если все так однозначно, то почему я принимаю сторону России, а не Запада? Только ли потому, что родился в Сибири, что русский язык — родной для меня язык, что русская культура, литература, русская народная песня, пословицы и поговорки это живая моя, неотделимая от меня часть, такая же, как рука, нога, сердце? Что пленен изначально и навсегда тем, о чем писал Герцен в «Былое и думы», находя то общее, что соединяло западников и славянофилов — «физиологическое, безотчетное, страстное чувство к русскому народу»?

Наверное, это чувство как-то влияет на мой выбор, но совершенно точно не оно определяет мою позицию по Крыму.

Язык, культура, литература, песни — это одно, а власть и политика — это совершенно другое, и между ними часто лежит пропасть.

И, признаться, я нередко обнаруживаю себя на противоположной от власти стороне.

Так почему же я сейчас не только становлюсь на сторону российской власти, но и вопреки всем своим принципам готов оправдать ее в истории с Будапештским меморандумом?

Искусство быть самим собою

В борьбе за Украину Россия проиграла Западу в искусстве соблазнять. Народ рассуждает просто и выбор делает легко: хотим жить как в Германии, и зарплаты получать как в Германии, и пенсии, и пособия, и чтобы у каждого под окном стояла новенькая Ауди.

При таких делах у России не было ни единого шанса.

К тому же Запад, в отличие от России, немало потрудился над проектом «демократизации» Украины, вложив в проект, по признанию Виктории Нуланд, пять миллиардов долларов.

Бывший сотрудник американских спецслужб Скотт Рикард в интервью телеканалу RT откровенно пояснил суть проекта:

«Вашингтон в течение 20 лет готовил приход к власти прозападных сил на Украине, американское руководство в течение последних 20 лет было сосредоточено на вопросах расширения и даже натиска НАТО в сторону Украины».

Любопытно наблюдать за реакцией проукраинских или, проще говоря, антироссийских комментаторов на это свидетельство и подобных этому свидетельств. Обычная реакция — глубокое, сосредоточенное молчание. А что сказать? Объявить Скотта сумасшедшим? Завербованным российской разведкой?

Один такой комментатор запальчиво предположил, что Скотт Рикард — фантом, фейк.

Нет, господа хорошие — не фантом и не фейк. Российский журналист побывал в американском доме экс-разведчика, я видел этот сюжет собственными глазами.

Политики и дипломаты не отличаются откровенностью. Они народ зависимый: партийная зависимость, зависимость от официального, государственного курса, корпоративная зависимость. Тот самый случай, когда инициатива наказуема: сболтнул лишнее и, глядишь, карьера коту под хвост.

Если уж и доверять кому-то, то «бывшим». «Бывшие» освобождаются от всех этих зависимостей, сбрасывают суровые обязательства, как надоевший груз с плеч, годами тяготивший и обременяющий. Они обретают свободу и счастье быть самими собою, а говорить, не таясь, то, о чем ты действительно думаешь, это счастье.

Скотт Рикард — счастливый человек. Ему верить можно.

А как вы, кстати, полагаете, уважаемый читатель, знала ли российская разведка то, о чем поведал миру счастливый человек, Скотт Рикард? О том, что «американское руководство в течение последних 20 лет было сосредоточено на вопросах расширения и даже натиска НАТО в сторону Украины»?

Позвольте, признаться: об этом знал даже я, человек сугубо штатский. Об этом — и это святая правда — не знали только те, кто не хотел этого знать и сегодня, вопреки всем фактам, продолжает упорно твердить: у США нет интересов на Украине, и Крым им был совершенно не нужен.

Скотт Рикард далеко не единственный из «бывших», кто обрел счастье говорить то, что думает. Бывший заместитель министра финансов США Пол Робертс в интервью LifeNews сказал практически то же самое:

«За переворотом на Украине стоят Соединенные Штаты Америки, которые курировали действия оппозиции и оказывали ей финансовую поддержку. Они вливают деньги через неправительственные организации, которые прикрываются разными предлогами: права человека, уроки демократии. И эти люди получают деньги, на которые существует протест на улицах. Все это спланировано для того, чтобы Украина вступила в ЕС и НАТО. Потому что главная цель — расположить военные базы США на Украине, рядом с российской границей».

«Куклы так похожи на людей»

Я не склонен демонизировать Путина, наделяя его сверхчеловеческими способностями, чем, на мой взгляд, с большим успехом занимаются антироссийские комментаторы, а некоторые из них, кажется, свели смысл своего существования к выражению какой-то запредельной, поразительно личностной, конфликтующей уже с обычной нормальностью, ненависти к российскому президенту.

Я знаю людей, покинувших пределы своей бывшей родины двадцать и более лет тому назад, осевших крепко за океаном, ни разу с тех пор не бывавших в России, и львиную часть своего времени тратящих на выражение этой самой ненависти к Путину.

Как хотите, но, по моему мнению, это люди с нездоровой психикой.

Никто не знал, чем завершится Майдан. Впрочем, если учесть признание Обамы в участии США в переходе власти на Украине, то, вероятно, президент США знал или, как минимум, возлагал на случившийся финал большие надежды. Об этом свидетельствует и телефонный разговор между Викторией Нуланд и американским послом в Киеве Джеффри Пайатом, в ходе которого в форме откровенной обсуждалась кандидатура будущего премьера Украины. Остановились, как все помнят, на Яценюке.

И — какое совпадение! — Яценюк стал премьером.

Было ли подписанное 21 февраля вечером заинтересованными сторонами и премьерами трех стран ЕС Соглашение изначальным блефом, спектаклем или Запад всерьез рассматривал этот сценарий?

Здесь уместно вновь вернуться к телефонному разговору между Викторией Нуланд и Джеффри Пайатом, и вспомнить, как эта дама оконфузилась, послав в адрес европейцев, прогремевшее на весь мир — «fuck EU». Пришлось извиняться.

Нетрудно предположить, что европейские премьеры-подписанты Соглашения верили в свою серьезную, ответственную миссию, но не догадывались, что американцы используют их в качестве кукол из театра Карабаса-Барабаса.

Думаю, что большинство из нас тоже не догадывались об этом, и потому новость из Киева вечером 21 февраля позволила нам вздохнуть с облегчением: Соглашение ведь выглядело весьма солидно, реалистично и намечало цивилизованный выход из опасного кризиса.

Ничуть не сомневаюсь в том, что будь это Соглашение реализовано, Крым так бы и остался в составе Украины, а России не пришлось бы мучительно выбирать: оставить Крым или предать забвению Будапештский меморандум?

Кстати, о забвении…

Соглашение от 21 февраля, подписанное высокими представителями Германии, Франции, Польши — это что? Ни к чему не обязывающая бумажка, с которой можно не считаться и которую можно предать забвению на второй день? Или это обязывающий документ, по сути, Договор со всеми вытекающими отсюда последствиями?

Отбросим риторику — документ. Договор. И как с ним поступили, знают все. Вот точно также поступила и Россия, но только позже и в виде реакции на преждевременные похороны Соглашения, то есть: адекватно.

Но разве впервые Запад демонстрирует полнейшее презрение к международному праву? А бомбежка Белграда без санкции Совета Безопасности ООН? Бомбы тогда падали не только на сербскую столицу, они без преувеличения разносили в пух и прах авторитет ООН, нормы международного права, они били по демократии, по правам человека, по сердцам людей.

Впрочем, дадим слово еще одному «бывшему». Помните, если уж и доверять кому-то, то «бывшим»?

Бывший посол США в России Джек Мэтлок уверен, что США во главе с Обамой не имеют права говорить другим странам о суверенитете и территориальной целостности, так как Россия может привести ряд своих примеров. Например, вторжение войск США в Панаму, Гренаду, Ирак и так далее.

«Россияне могли бы не без оснований утверждать, что США заинтересованы в территориальной целостности лишь тогда, когда это отвечает их интересам. Послужной список американских правительств показывает, что они игнорируют ее, когда им это удобно»

Договор дороже денег, но не всегда деньги решают все

Антироссийские наши комментаторы — все как один, без исключений — уверяют нас в том, что военно-морская база в Севастополе утратила в современных условиях военное значение, и нет смысла цепляться за нее.

Но если вспомнить, они не видят особого смысла и в России от Калининграда до Курил (а кое-кто не видит смысла и в самой России), не видят смысла в спорных островах на Курилах, не видят смысла в существовании Южной Осетии и Абхазии вне пределов Грузии, не видят смысла в Приднестровье, не видят смысла в беспокойстве России в связи с планами США разместить системы ПРО в Польше и Чехии, поближе к российской границе.

То есть расстояние, по их мнению, не создает никакой угрозы и не дает никаких военных преимуществ.

Не стану втягиваться в глубоко профессиональную дискуссию о тактике и стратегии вооруженных сил, но, между делом, задам простенький вопрос: если расстояние не имеет никакого значения, то зачем американцы с точностью, весьма, определенной разбросали свои военные базы по всему миру, а системы ПРО намерены «прописать» в Польше и Чехии? Не проще ли все базы свернуть и вместе с ПРО расположить в одном из своих штатов? В Неваде или Оклахоме?

Российское руководство оценивает военно-морскую базу в Севастополе как важнейший стратегический форпост на Черном море, который в паре с военно-морской базой в Новороссийске будет как бы «играть в тандеме», увеличивая устойчивость группировки кораблей Черноморского флота.

А Крым уже сегодня специалисты называют «непотопляемым авианосцем», владение которым позволяет контролировать не только Черноморско-Азовский регион, но и охватывать Кавказ, Балканы и Ближний Восток, территории, где традиционно, во все времена сталкивались интересы Запада и России, а сшибка интересов в 1914 году вышибла искру на Балканах, от которой весь мир вспыхнул.

А что же сегодня? Да все то же: те же грабли, тот же зудящий соблазн на эти грабли наступить.

И в этих условиях отдать Крым, хорошо осознавая, что за этим последует? Что свято место пусто не бывает?

Речь, собственно говоря, идет о национальной безопасности, а что другое может сравниться с национальной безопасностью? Будапештский меморандум? Извините, но это даже не смешно.

Выбор России был нелегок, но это был единственный выбор, если учесть навязчивость США в продвижении своих военных планов.

Почетный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн в интервью телеканалу CNN заявил, что в сложившейся ситуации у российского президента не было другого выбора. Более того, на его месте президент США поступил бы точно так же, если не жестче.

«Давайте представим в аналогичной ситуации США, — сказал профессор. — Что будет, если российское влияние вдруг проявится в Канаде и в Мексике и некоторые регионы этих стран заявят, что они собираются присоединиться к путинскому Евразийскому экономическому союзу и даже, возможно, к его военному блоку? Конечно же, американский президент будет вынужден отреагировать так же жестко, как Путин, если не еще жестче».

Теперь понятней, почему я по крымскому вопросу не только становлюсь на сторону российской власти, но и вопреки всем своим принципам готов оправдать ее в истории с Будапештским меморандумом?

По закону исторической справедливости

Но это не все. Есть и другие соображения: завершается работа над законопроектом о признании незаконной передачи Крыма Украине в 1954 году.

Проведенный юристами анализ принятых тогда решений однозначно указывает на то, что Акт о передаче был принят с нарушением действующих конституций и законодательных процедур. В законопроекте предлагается признать передачу Крыма не имеющей юридической силы и правовых последствий с момента принятия.

Как? Что за насилие над юриспруденцией — вернуться на десятки лет назад и препарировать прошлое в своих интересах? Это голоса наших антироссийских знакомых.

Но, уважаемые господа, Латвия уже это сделала: вернулась в сороковой год и подправила все как надо:

весь советский период благополучно выброшен на свалку истории, новое государство, новое право, новое законодательство беспрерывно вытекает из Первой республики.

Кто-то пытается оспорить несколько запоздалое хирургическое вмешательство? Нет таких? Очень хорошо. В таком случае ждем решения российской Госдумы, чтобы поздравить с последним штрихом в крымской эпопее, с окончательным и бесповоротным восстановлением исторической справедливости.

И опять слышно утробное сопение антироссийского комментатора, на сей раз язвящего по поводу «исторической справедливости»: бессовестный предлог это, предлог для захвата чужих территорий.

Бросьте, господа. Надоели.

Историческая справедливость есть, и когда она торжествует, я готов присоединиться к этому торжеству.

Справедливо, что евреи, растекшись на две тысячи лет по всему миру, обрели в конце концов свою землю «обетованную». Справедливо, что Берлинскую стену растащили на сувениры, а немцы наконец объединились в единый народ. Справедливо, что латыши, литовцы, эстонцы получили долгожданную независимость. Будет справедливо, когда объединятся две Кореи, а это непременно случится, и случится это именно по закону исторической справедливости.

Справедливо, что Крым вернулся в состав России, а крымские татары вернулись на свои исконные земли. Исторически справедливо.

Сколько трупов вас устроит?

Но и это еще не все: ни один «ученый муж» до сих пор внятно не объяснил, чем крымский вариант хуже косовского. Наилучший аргумент: в Косово массово убивали людей.

Аргумент дикий. Выходит, нужно было дождаться в Крыму массовых убийств и уже после этого решать судьбу полуострова. А интересно, сколько человек нужно отправить на тот свет, чтобы начать думать в этом направлении? Пять трупов вас устроит? Мало? А сотня-другая? Будем торговаться?

На Донбассе дождались самой настоящей бойни, счет идет на тысячи. И что? Какова реакция «ученых мужей»? Или не добрали количество жертв?

Россия решила этот вопрос быстро и вежливо, чем спасла крымское население от сценария по донбасскому варианту. Или кто-то сомневается в решимости Яценюка и Турчинова? Может быть, и Ярош вам кажется нерешительным?

Кроме всего прочего, в отличие от Косова, в Крыму провели референдум. Российские «зеленые человечки» поучаствовали в этом? Поучаствовали. Но вежливо.

Если серьезно, то просто не позволили украинским военным помешать процессу свободного волеизъявления подавляющего населения Крыма.

Со всей откровенностью и прямотой счастливого человека высказался на этот счет авторитетнейший политик двадцатого века Валери Жискар д»Эстен: «Крым всегда был русским, а крымчане имеют полное право сами решать свою судьбу. Не следует уподобляться Соединенным Штатам Америки, «чья дипломатия преследует только одну цель — ослабление позиций России».

Что же до разговоров о том, что референдум проходил под дулами автоматов российских солдат, то я проявил бы грубое неуважение к своему читателю, если бы стал обсуждать этот откровенный горячечный бред. Разумеется, я не стану этого делать.

Интересно, что такая одиозная личность (очень мягкая, щадящая характеристика), как Станислав Белковский, 20 февраля с.г. в программе Игоря Виттеля на РБК признал, что прорусское население Крыма составляет большинство и любой референдум даст один и тот же результат: Крым в составе России. Пожалуй, это был единственный случай, когда Станислав Белковский показался мне вменяемым человеком.
Пусть лучше импровизируют музыканты

Материал был бы неполным, если бы я обошел молчанием проблемы, связанные с международным правом в контексте крымских событий.

Международное право декларирует и право наций на самоопределение и одновременно — право государств на территориальную целостность.

Но международное право не регламентирует процедуру, не определяет порядок, условия и обстоятельства, когда право наций на самоопределение считалось бы законным актом или когда законным считалось бы сохранение территориальной целостности.

Таким образом, в международном праве остаются «белые пятна», пространства для интерпретаций, для импровизаций, что мы и наблюдаем в жизни: в Косово, где даже для отвода глаз не провели референдум; в Испании, где баски уже длительное время и пока безрезультатно добиваются автономии; мягкий «шотландский вариант» и крымский, «вежливый вариант».

Если мировое сообщество не удовлетворяет разночтение и разнообразие вариантов, то в его силах этот недостаток устранить. Для этого нужно сесть и привести к единообразию соответствующие статьи международного права, уточняя и конкретизируя все до мелочей, не оставляя «белых пятен».

Но неприлично, да и в корне неверно навязывать собственное, сугубо личное понимание международно-правовых норм и их применение. Тем более если это может породить неуместный торг о количестве трупов. Ведь неуместный, согласны?

Закончить же этот материал хотелось бы тем, с чего он начался — с капкана для медведя.

Ну какой капкан? В тайге? На медведя ходят с рогатиной, да и то редкие смельчаки. Не рекомендую.

Валерий Суси

Источник: imhoclub.lv

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *