Ликвидация Бэтмена — сальвадорский вариант

Сегодня, когда внимание общественности приковано к убийству в Луганской Народной Республике Александра Беднова (Бэтмена), уместно задать вопрос: случаются ли подобные вещи в среде зарубежных революционеров? И как они «разруливают»подобные ситуации?

Рано утром 6 апреля 1983 в Манагуа, столице революционной Никарагуа, случилась трагедия. Была убита Мелида Монтес, она же «команданте Ана Мария», считавшейся второй по значению фигурой в FPL (Fuerzas Populares de Liberación — Народные силы освобождения), в крупнейшей из пяти революционных организаций сражающегося Сальвадора. Ей было нанесено множество ножевых ран. Кто мог убить её, одного из лидеров сальвадорских повстанцев, пребывающую в столице дружественной революционной Никарагуа? Убийца на службе сальвадорской олигархии? В советском журнале того времени так об этом и писалось. Увы, тогдашняя наша пресса рисовала всё в чёрно-белых тонах, но всё оказалось сложнее.

Лидер FPL Сальвадор Каэтано Карпио, он же «команданте Марсиаль»», он же — «сальвадорский Хошимин», в момент убийства находился в Ливии, ведя переговоры с Каддафи о финансировании повстанцев и поставках оружия. Он срочно вылетел в Манагуа.

Расследование убийство, проведённое никарагуанской полицией, быстро нашло виновного. Им оказался личный охранник Каэтано Карпио, одновременно исполняющий обязанности ответственного за внутреннюю безопасность (контрразведку) FPL.

Каэтано Карпио, конечно, не отдавал приказа убить команданте Ана Марию. И дело даже не в том, кого он поставил на должность начальника контразведки – всё оказалось ещё хуже.

В руководстве FPL уже длительное время велись острейшие внутренние дискуссии о характере интеграции этой и остальных четырех организаций в рамках единого Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти. В какой пропорции распределять средства и оружие между всеми организациями? Как строить военную «вертикаль власти»? Ничто не ново под луной – дискуссии на эту тему сегодня идут и на Донбассе.

Каэтано Карпио считал, что FPL как старейшая, крупнейшая и лучше всех организованная революционная организация страны имеет законное право стать во главе революции, использовать в своих целях львиную долю ресурсов и ставить цели и задачи остальным организациям. Команданте Ана Мария выступала за более уравновешенный подход к соратникам, которые опирались на несколько иные социальные слои и исповедовали иную тактику. Накал раскалённых добела дискуссий был таков, что он привёл к трагедии. В то же время рядовые члены FPL представления не имели об остроте этих проблемах и их мнения никто не спрашивал.

Посыпались обвинения в том, что Сальвадор Каэтано Карпио допустил возможность этой трагедии и даже косвенно мог быть виновным в этом. Не перенеся обвинений, через 6 дней, 12 апреля, он застрелился в доме в Манагуа, где он жил. Попрощавшись с женой и оставив записку. Ему было 64 года.

Вместо команданте Марсиале лидером FPL стал Сальвадор Санчес Серен, сегодня он является президентом Сальвадора. Он сделал FPL организацией, более открытой для внутренних дискуссий.

После этой трагедии фактическим руководителем Фронта стал лидер другой организации – Революционная армия народа (ERP) – Хоакин Вильялобос. Стало проводиться более равномерное распределение ресурсов между всеми организациями. Вопрос о жёсткой «вертикали власти» и «ликвидации махновщины» был снят с повестки дня. Жизнь доказала военную эффективность этой тактики и если бы не наша «перестройка», вооружённая сальвадорская революция победила бы уже давно.

Смогут ли лидеры ЛНР провести, несмотря на войну, открытость внутренних дискуссий, как это когда-то было сделано в FPL? Научиться вести войну без жёстких «вертикалей власти» также эффективно, как это делали революционеры Сальвадора? Вопрос остается открытым.

Александр Сивов

Источник: apn-spb.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *