«Зиц-председатель» ответил не за все

Это не означает, что в истории скандального банка поставлена точка. В арбитражных судах различной инстанции сейчас находится немало дел, в которых фигурирует Банк развития региона (БРР), а ответы на многие вопросы, связанные с деятельностью этой организации, не получены до сих пор.

Отделались легким испугом

Приговор Сергею Доеву был вынесен на удивление быстро. Дело банкира поступило в Ленинский районный суд Владикавказа в середине января, и уже 25 февраля суд постановил признать экс-руководителя БРР виновным по ряду статей УК РФ.

Среди них – растрата в особо крупном размере с использованием служебного положения, причинение особо крупного имущественного ущерба путем обмана в составе группы лиц по предварительному сговору, легализация (отмывание) денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления.

Следствием было установлено, что с 2007 по 2013 год Доев похитил из хранилища ценностей БРР 1,295 млрд рублей и легализовал часть этих средств путем приобретения недвижимости и вложений в предпринимательскую деятельность.

Обвинитель запросил для банкира наказание в виде 7 лет лишения свободы, но решение суда оказалось весьма мягким – 3,5 года колонии общего режима плюс запрет на такой же срок заниматься банковской деятельностью.

Бывшей начальнице отдела кассовых операций БРР Зареме Сатцаевой как соучастнице светило 5 лет, но приговор также оказался «вегетарианским» – 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Скорее всего, существенное влияние на решение суда оказало то, что Сергей Доев и Зарема Сатцаева полностью признали свою вину и активно сотрудничали со следствием. Кроме того, у экс-главы БРР было и другое смягчающее обстоятельство – наличие малолетнего ребенка-инвалида. Суду также были представлены положительные характеристики обвиняемых.

Судебный вал

Напомним, Банк развития региона был лишен лицензии ЦБ РФ в октябре 2013 года, а в декабре того же года Арбитражный суд Северной Осетии признал его банкротом. В отношении БРР было назначено конкурсное производство, в качестве конкурсного управляющего привлечена госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ).

Согласно данным АСВ на январь прошлого года, активы банка составляли 3,174 млрд рублей, основная часть которых (почти 56%) приходилась на ссудную задолженность, а обязательства банка по балансу – 4,523 млрд рублей. В конце прошлого года АСВ опубликовала также результаты оценки имущества банка, которое «потянуло» всего на 312,7 млн рублей за 32 объекта недвижимости (в Северной Осетии, Москве и Санкт-Петербурге) и 5,3 млн рублей за пять автомобилей.

По меркам Северной Осетии БРР был очень крупной организацией, поэтому арбитражные суды в республике и за ее пределами быстро оказались завалены исками по обязательствам самого банка и перед ним. Только в республиканский арбитраж за прошлый год поступило несколько десятков исков со стороны БРР в лице его конкурсного управляющего о взыскании задолженностей по кредитным договорам.

На 1 декабря прошлого года АСВ подало 128 исков по взысканию задолженности банка на общую сумму более миллиарда рублей, было возбуждено 102 исполнительных производства почти на 116 млн рублей. Со своей стороны, почти 1,4 тысячи кредиторов БРР предъявили бывшему банку требования на 4,1 млрд рублей, при этом было отказано в установлении требований на сумму 1,43 млрд рублей.

Хроника объявленной смерти

Примечательно, что бывший руководитель БРР ко всем этим делам формально никакого отношения не имеет. После отзыва у банка лицензии против Сергея Доева было возбуждено три уголовных дела по перечисленным выше уголовным статьям, которые в феврале прошлого года были объединены в одно, но все они касались внутренней «кухни» банка, а не его взаимоотношений с клиентами.

На процессе по делу Сергея Доева сторона защиты отдельно подчеркнула этот момент, отметив, что факт нанесения ущерба клиентам БРР не может влиять на вынесение приговора, поскольку претензии пострадавших адресованы не лично руководителю кредитного учреждения, а самому банку.

Более того, защита Доева дала понять, что действия их подопечного вообще никак не сказывались на том безвыходном положении, в котором банк оказался в сентябре 2013 года.

«Тот факт, что банк был не в состоянии одномоментно вернуть людям их вклады, не является следствием неправомерных действий подсудимых. Это вызвано панической истерией. Ее жертвами впоследствии стали еще несколько региональных банков», – заявил, в частности, адвокат Таймураз Икаев. Фактически он воспроизвел точку зрения самого Сергея Доева, который за несколько дней до отзыва лицензии у БРР утверждал, что проблемы банка носят «психологический характер».

Здесь стоит вернуться к событиям двухлетней давности и вспомнить обстоятельства краха БРР. Признаки серьезных проблем у владикавказского банка, который на тот момент являлся одним из крупнейших на Северном Кавказе, появились в марте 2013 года, когда у БРР резко снизился показатель норматива достаточности собственных средств (Н1) – до 7% вместо минимально допустимых 10%.

После того, как БРР дважды получил предупреждение со стороны Центробанка, показатель достаточности капитала удалось привести в норму, но не исключено, что его попросту «нарисовали».

В сообщении ЦБ об отзыве лицензии говорилось, что основной причиной этого стала достаточность капитала ниже 2%, а в кассе банка при этом была выявлена крупная недостача наличных денежных средств. С начала года БРР накопил чистый убыток в размере 77 млн рублей, а также у банка серьезно выросла просрочка по кредитам.

Однако, в отличие от многих небольших банков СКФО, лишившихся лицензии за последние пару лет, ликвидация БРР произошла не в один момент. О его проблемах с выдачей средств вкладчикам стало известно еще в конце сентября 2013 года, затем в банке прошла полицейская проверка, выявившая расхождения между фактической и «бумажной» суммой в кассе на 1,27 млрд рублей.

По результатам этой проверки Сергей Доев 7 октября 2013 года был задержан. БРР прекратил выдавать деньги клиентам, но прожил еще неделю – отзыв лицензии последовал только 14 октября. Скорее всего, это свидетельствует о том, что за судьбу банка шла борьба на очень высоком уровне.

Похожим образом развивались и события вокруг крупного махачкалинского банка «Экспресс», имевшего связи с семьей сенатора от Дагестана Ильяса Умаханова: между начавшимися в банке проблемами с выдачей денег и отзывом лицензии в январе 2013 года прошло несколько недель.

И «Экспресс», и БРР считались в своих республиках «системообразующими» банками, в которых обслуживались многие административные структуры, через них выплачивались пенсии и т.д.

Эхо Беслана

Для Северной Осетии БРР имел особое значение еще и потому, что именно на его счетах консолидировались общественные пожертвования после теракта в Беслане в начале сентября 2004 года.

В качестве причины, почему именно БРР стал уполномоченной организацией по сбору помощи жертвам теракта, еще тогда называлась близость банка к республиканской власти. В свое время у истоков БРР стоял нынешний премьер-министр республики Сергей Такоев, который в 1990-х годах возглавлял владикавказский Иркомбанк, в 1997 году объединившийся с еще двумя кредитными организациями в Банк развития региона. А в 2004 году Такоев уже занимал пост главы Нацбанка Северной Осетии.

Спустя всего несколько недель после бесланской трагедии на счетах БРР оказались очень приличные по тем временам суммы – 852,5 млн рублей, 892 тысячи долларов и 74 тысячи евро. Вокруг этих денег быстро развернулась жестокая борьба.

Осенью 2006 года убийцами, переодетыми в милицейскую форму, был расстрелян глава бесланского филиала БРР Артур Кокаев. Заказчицей этого убийства признали его заместительницу Фатиму Кастуеву: она опасалась, что Кокаеву станет известно о совершенном ею хищении средств из банка.

Правоохранителям тогда быстро удалось задержать двух киллеров, но один из них, Георгий Алибеков, в январе 2008 года убежал из-под стражи, застрелив двух охранников из пистолета ТТ. А вскоре после этого неизвестные совершили покушение на Сергея Такоева, который получил два ранения. Согласно одной из версий, в него стрелял именно Алибеков, но стопроцентной уверенности в этом нет, поскольку преступник застрелился, когда его выследили оперативники.

Покушение на Такоева тогда связывали с его деятельностью в должности президента владикавказского футбольного клуба «Алания». После визита в Северную Осетию следственной бригады Генпрокуратуры во главе с заместителем генпрокурора Владимиром Колесниковым в сентябре 2005 года против группы республиканских должностных лиц были возбуждены уголовные дела, связанные с терактом в Беслане.

В частности, Сергея Такоева обвиняли в том, что еще в 2001-2002 годах он привлек для финансирования «Алании» кредиты коммерческих банков на общую сумму более 153 млн рублей (в том числе более 137 млн рублей от БРР), в результате чего со счета министерства финансов Северной Осетии были списаны бюджетные средства.

«Такоев присвоил себе полномочия правительства и парламента, скрывая от них свои действия, он самостоятельно принимал решения, увеличивающие долговые обязательства республики, привлекал кредиты и займы», – утверждал тогда прокурор Колесников. Именно эти деньги, по версии правоохранителей, должны были направляться на содержание полка по охране административной границы с Ингушетией, через которую проникли боевики, захватившие школу в Беслане.

Сергей Такоев все обвинения в свой адрес называл враньем. На период расследования дела он был отстранен от должности главы администрации президента Северной Осетии, но в мае 2009 года Ленинский суд Владикавказа оправдал чиновника. На тот момент Сергей Такоев уже занимал пост первого вице-премьера Северной Осетии.

А вот «Алания», чемпион России 1995 года, эту историю не пережила: в 2006 году после прокурорской проверки Арбитражный суд Северной Осетии по иску прокуратуры ликвидировал клуб. Однако давние связи между командой и Банком развития региона были восстановлены, когда «Алания» возродилась в новой организационно-правовой форме – как государственное автономное учреждение, подведомственное республиканскому министерству по делам молодежи, физкультуры и спорта.

Как выяснилось в ходе разбора «наследства» обанкротившегося БРР, с декабря 2012 по июль 2013 года (то есть как раз в тот период, когда у банка возникли явные проблемы с капиталом) БРР предоставил «Алании» кредиты на общую сумму 110 млн рублей, а также получил от нее в залог имущество, включая владикавказский стадион «Спартак».

После краха БРР прокуратура Северной Осетии оспорила эту сделку, поскольку  спортивные объекты являлись собственностью республики и не подлежали приватизации и использованию в качестве предмета залога.

Арбитражный суд республики признал договоры между банком и командой недействительными, однако от этого не стало понятнее, каким образом банку удалось провернуть такую сделку и почему клубу выдавались крупные кредиты в момент, когда у банка было далеко не блестящее финансовое положение. Не вполне ясно и то, почему имущество банка было оценено всего в 318 млн рублей, тогда как в момент банкротства называлась совсем иная цифра – 5 млрд.

Амнистия не за горами

В ходе суда над Сергеем Доевым ответы на все эти вопросы получены не были, и это заставляет многих наблюдателей утверждать, что глава БРР был всего лишь «зиц-председателем», даже несмотря на то, что владел 20-процентным пакетом в уставном капитале банка.

К тому же реальный срок заключения Сергея Доева может оказаться гораздо меньше назначенного, если его дело попадет под условия грядущей амнистии в честь 70-летия Победы. В январе группа депутатов Госдумы от фракции ЛДПР внесла на рассмотрение парламента проект постановления об амнистии, на днях думский совет принял решение назначить по нему профильный комитет.

Ожидается, что среди тех, кто сможет выйти по амнистии, будут и осужденные за экономические преступления. Еще в октябре прошлого года депутат Госдумы от ЛДПР Роман Худяков предложил освобождать граждан, отбывающих срок за незаконное присвоение имущества в обмен на его возврат государству. В первую очередь депутат имел в виду чиновников, получивших реальные сроки за бюджетные хищения, но такой подход вполне может быть применен и к руководителям коммерческих организаций.

Максим Павленко

Источник: kavpolit.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *