Повторение истории. Тридцать дней Донецкой республики

97 лет назад, 19 марта 1918 года, прекратила свое недолгое существование Донецко-Криворожская республика (ДКР), также фигурировавшая в официальных документах как Донецкая республика Советов, или Кривдонбасс. Одно из многочисленных государственных образований периода Гражданской войны, республика долгое время была известна лишь узкому кругу историков.

Однако 4 февраля текущего года депутаты парламента самопровозглашенной Донецкой народной республики подписали меморандум, в котором декларировалась преемственность донбасской государственности. «Мы, депутаты Народного Совета Донецкой народной республики, осознавая свою ответственность перед прошлым и прокладывая дорогу в будущее, провозглашаем продолжение традиций Донецко-Криворожской республики и заявляем, что государство Донецкая народная республика является ее преемником», — сказано в документе. Историю ДКР решила вспомнить «Лента.ру».

12 февраля 1918 года на 4-м областном съезде Советов рабочих депутатов Донецкого и Криворожского бассейнов, проходившем в Харькове, была провозглашена Донецкая республика, причем особо акцентировалось, что она является частью России. Главный идеолог донецкой автономии «товарищ Артем» (Федор Сергеев) в тот же день направил телеграмму главе ВЦИК Якову Свердлову: «Областной съезд Советов принял резолюцию о создании Совета Народных Комиссаров Донецко-Криворожского бассейна как части общероссийской федерации Советов». Ответ Свердлова был краток: «Выделение считаем вредным» (речь идет о выделении из состава Украинской Советской республики).

Проекты объединения Донецкого и Криворожского каменноугольных бассейнов в одну административно-хозяйственную структуру существовали еще в начале 20 века, однако были отвергнуты на уровне правительства, поскольку вели к увеличению дисбаланса между южными регионами Российской империи. Однако после Октябрьской революции 1917 года автономистское движение в Донбассе стало набирать силу, несмотря на резкое неприятие этой идеи центром. В частности, Ленин неоднократно указывал, что Украина должна быть единой: «Упорство нескольких товарищей из Донецкого бассейна походит на ничем не объяснимый и вредный каприз, совершенно недопустимый в нашей партийной среде».

Федор Андреевич Артем (Сергеев) Фото: РИА Новости

Еще один интересный аспект вопроса — территория Донецко-Криворожской республики. Поскольку, как и в случае большинства недолго существовавших «государств» периода Гражданской войны, границы демаркированы не были, все появляющиеся в интернете и даже научных работах «карты ДКР» являются сугубо спекулятивными и фантастическими. Слово товарищу Артему: «Всего несколько месяцев тому назад Киевская Рада в договоре с князем Львовым и Терещенко установили восточные границы Украины как раз по линии, которая являлась и является западными границами нашей республики. Западные границы Харьковской и Екатеринославской губерний, включая железнодорожную часть Криворожья, Херсонской губернии и уезды Таврической губернии до перешейка, всегда были и сейчас являются западными границами нашей республики. Азовское море до Таганрога и границы угольных советских округов Донской области по линии железной дороги Ростов — Воронеж до станции Лихая, западные границы Воронежской и южные границы Курской губерний замыкают границы нашей республики». Обозначенная территория полностью охватывает Донецкую, Луганскую, Днепропетровскую и Запорожскую области современной Украины, а также части Харьковской, Сумской, Херсонской, Николаевской и российской Ростовской областей.

Примечательно, что большевик Артем ссылается на договоренности от 15 июля 1917 года, достигнутые министром Временного правительства Михаилом Терещенко на переговорах с Центральной Радой в Киеве. Стоит отметить, что шли они без какого-либо согласования с кабинетом министров, результат не устроил ни Киев, ни Петроград, соглашения ратифицированы не были, и в целом деятельность Терещенко привела к правительственному кризису в России. Иными словами, указанные товарищем Артемом границы — более чем гипотетические. Столицей новой республики стал Харьков, незадолго до того бывший столицей советской Украины.

Следует учитывать, что о создании ДКР было объявлено через несколько дней после заключения Брест-Литовского мирного договора между Украинской народной республикой (УНР) и центральными державами — Германией, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарским царством. Согласно этому договору Украина де-юре выходила из Первой мировой войны, а также получала военную помощь для освобождения своей территории от войск Советской России. Поскольку территория УНР по умолчанию включала в себя и самопровозглашенную ДКР, судьба ее была уже определена. Однако никаких формальных действий по ликвидации советских украинских республик, которых на тот момент формально насчитывалось пять (собственно Украинская, Одесская, Донская, Донецкая и Крымская), предпринято не было. 3 марта мирный договор с центральными державами в Брест-Литовске подписала и делегация Советской России. Документ фактически закреплял границы УНР в соответствии с «украинским» Брест-Литовским договором. Большинство народных комиссаров восприняли Брест-Литовский мирный договор, подписанный ленинским правительством, крайне негативно.

ДКР не была независимым государством. Республика фактически имела двойное подчинение — правительству Советской России (ВЦИКу) и Центральному исполнительному комитету Украины (ЦИКУке). Однако в связи с необходимостью оперативного принятия решений по борьбе с контрреволюцией 27 февраля 1918 года Совнарком ДКР создал собственный Главный штаб, независимый от ЦИКУки, и переподчинил ему разношерстные красногвардейские отряды, действующие на территории Донбасса (командиром одного из таких отрядов был молодой слесарь Никита Хрущев).

Ситуация с каждым днем становилась все более напряженной, и уже 5 марта донецкие комиссары обратились к рабочим: «Враг очень близок и уже угрожает Донецкому бассейну. Немедленно все вооруженные отряды направляйте в Харьков. …Средства берите у капиталистов. Пользуйтесь самым широким правом реквизиций, организовав для местной охраны отряды. … Контрреволюционеров арестовывайте, при сопротивлении расстреливайте».

Через три дня, 8 марта, в Харькове состоялось чрезвычайное совещание для составления плана обороны республики. Помимо предсказуемого решения о мобилизации постановили: «Для срочного изыскания средств на организацию обороны и борьбы немедленно арестовать местных капиталистов по составленному на собрании списку, предъявить им требования немедленного предоставления 5 миллионов рублей». Одновременно с этим возглавлявший Украинскую Советскую республику Владимир Антонов-Овсеенко предложил в сложившихся условиях создать «военный союз Советских республик Юга», объединив разнообразные воинские формирования под единым командованием.


Изображение: «Деловой Славянск» 1/4

Финансовые проблемы возникли, в частности, из-за того, что ЦИКУка, с которой Артем (Сергеев) конфликтовал практически в открытую, помогать Донецкой республике не торопилась, а ждать помощи из Петрограда или Москвы в условиях парализованного железнодорожного сообщения было бессмысленно. О создании собственной экономической системы на Кривдонбассе не думали, хотя регион обладал несомненным преимуществом перед другими советскими республиками: уголь и пшеница в годы войны были полноценной валютой. Правда, местные власти в Юзовке (ныне Донецк) и Славянске начали выпускать собственные расчетные знаки номиналом от 1 до 100 рублей. Славянские и юзовские боны были обеспечены запасами «постоянных денег» на депозитах в городских отделениях Государственного банка, однако печатались на плохой бумаге без водяных знаков, поэтому появление на рынке поддельных купюр было лишь вопросом времени.

Яков Блюмкин Фото: Wikipedia.org

В середине марта к Славянску подтянулись остатки армии Одесской республики (переименованной тогда же в 3-ю Украинскую армию), начальником штаба которой был известный авантюрист Яков Блюмкин. «Благодаря» ему Донецко-Криворожскую республику наводнили фальшивые деньги, в том числе славянские рубли. Блюмкин экспроприировал из городского отделения Государственного банка колоссальную сумму — около четырех миллионов «старых» рублей. Разумеется, «для нужд армии», насчитывавшей на тот момент около трех тысяч штыков. Вскоре он вернул их обратно — но уже свежеотпечатанными в армейской типографии бонами. Позднее история всплыла, и Блюмкину пришлось вернуть 3,5 миллиона под угрозой расстрела. Еще одним источником фальшивок стали наступавшие германские войска. Впрочем, немецкие фальшивки распознать было проще «блюмкинских» — они были отпечатаны хорошей краской на качественной бумаге с водяными знаками.

16 марта Совнарком ДКР издает «Декрет военных действий», в котором объявляет о «вступлении республики в Южнорусский военный союз в целях совместной борьбы с германской оккупацией», а уже 19 марта на Втором Всеукраинском съезде Советов в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) принято решение об объединении всех государственных образований на территории Украины в Украинскую Советскую республику. Донецко-Криворожская республика фактически прекратила свое существование, хотя документы от имени Совнаркома ДКР появлялись вплоть до мая 1918 года.

Советская Украина сопротивлялась еще полтора месяца. 27 марта был отдан приказ о создании Особой Донецкой пролетарской армии для защиты Донбасса. Чуть позже для выполнения тех же задач сформировали 5-ю Украинскую армию под командованием Климента Ворошилова. Увы, оба формирования были крайне немногочисленными: первое насчитывало от 5 до 7 тысяч штыков, второе — не более 2,5 тысяч. Позже в ходе отступления обе армии объединились в районе Дебальцево.

Мобилизация, объявленная красными, дала обратный эффект — создать сколь-нибудь сильные части не удалось, а крестьяне, рабочие и шахтеры стали объединяться в антибольшевистские повстанческие отряды. Вывоз из Украины продовольствия, сырья и заводского оборудования в Советскую Россию вызывало справедливое недовольство местного населения. Справедливости ради можно сказать, что тем же самым чуть позднее на территории Донбасса занялись немцы.


Климент Ефремович Ворошилов (на трибуне в центре) выступает в Луганске Фото: РИА Новости

7 апреля германские части, поддержанные Запорожской дивизией УНР, практически без боя вошли в Харьков. Совнарком Украины бежал в Луганск. Сталин, курировавший в Кремле «украинский вопрос», был вне себя и дал указание обороняться до последнего, а также провести полную эвакуацию ценностей Донбасса в Россию. Однако реализовать это решение с каждым днем становилось все труднее — боеспособных подразделений у Антонова-Овсеенко почти не осталось. Многочисленные армии существовали лишь на бумаге, и командовавшего обороной Донбасса Ворошилова спасало лишь то, что его противниками оказались не особенно желавшие воевать подразделения ландштурма (солдаты 35-45 лет от роду).

Енакиево пало 18 апреля, через два дня немцы заняли Славянск, оставленный совершенно разложившимися частями м3-й (Одесской) армии, а 21 апреля — Краматорск. Остатки красных армий отступили к Юзовке (Донецку). 22 апреля Антонов-Овсеенко издает распоряжение о формировании революционных батальонов из рабочих-китайцев, пытаясь хоть как-то пополнить стремительно редеющие ряды бойцов и надеясь организовать оборону Юзовки, поскольку местные жители категорически не желали воевать. Некоторый эффект это дало: в ряды Красной армии влилось около 2,5 тысяч китайцев (всего к 1917 году на шахтах Донбасса трудились около трех тысяч рабочих из Китая).

27 апреля был эвакуирован Луганск, и уже 4 мая 1918 года был издан приказ Совнаркома РСФСР за подписью Ленина о прекращении военных действий на Украине и разоружении частей, переходящих на территорию РСФСР. Советская Украина перестала существовать. Ленин, как сейчас бы сказали, «слил» Донбасс.

 

Тимофей Шевяков

Источник: lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *