Поляки готовятся к «русской оккупации»

Поляки начали играть в войну. Причем, этим увлечением, более характерным для детского и подросткового возраста, увлеклись довольно-таки взрослые “детки”. Например, 35-летний юрист Пршемек Кшишевский с одного из местных телеканалов, записавшийся в “секретное народное городское ополчение” и ставший героем сюжета в британской газете The Times. Ополчение насчитывает уж минимум 10 тысяч человек и готовится к “борьбе с российской агрессией”, которой в Польше стали резко опасаться после так называемой “аннексии Крыма”.

Пан Пршемек сожалеет о том, что местное Минобороны не допускает будущих “подпольщиков” к взрывчатым веществам и противотанковым средствам. Правильно делает, кстати, поскольку в российской армии уже не осталось таких “стратегов”, как “герой” первой чеченской войны Павел Грачев, двинувший в Грозный танки, где их, по большей части, в скученности городских улиц и пожгли без особых потерь для обороняющихся. А раз так, зачем же учить будущих польских “борцов с российской агрессией” навыкам, которые им никогда не пригодятся.

Вообще, не факт, что перепуганным польским ура-патриотам пригодятся и остальные военные навыки. Герой репортажа The Times вроде как овладевает мастерством снайпера, но по большей части готовится к актам саботажа.

Оно и верно, снайперский труд – это не только стрельба по фактически беззащитному противнику, который тебя не видит. С его стороны ведь тоже будут снайперы, причем, мастера не чета любителям, занимающимся стрельбой по паре часов два раза в неделю. А при встрече с таким “профи” дилетант грозит получить свинцовый подарочек в свою самонадеянную башку сразу же, как только будет иметь глупость сверкнуть оптикой собственной винтовки в поисках цели.

Так что саботаж, и вправду, безопаснее. Например, можно плохо работать на “оккупантов”. Правда, за плохую работу и платить будут мало, причем не “оккупанты”, а свои же шефы, которые просто потеряют хорошие заказы вместе с возможностью обеспечивать работу своим сотрудникам. Кстати, мне вот интересно: как юрист может “насаботировать” в своей области? Его же сразу выгонят в шею, потому что плохо составленный договор просто не примет к заключению другая сторона.

В целом же настрой будущих “героев польского сопротивления” понятен: даже в случае “российской оккупации” в лес партизанить из них никто не пойдет. Будут все работать, как миленькие (если будет работа), ну и мечтать о громких акциях “саботажа”, как не менее доблестные украинские патриоты, ненавидя “клятых москалей” всеми фибрами души, тем не менее приезжают батрачить в Белокаменную. Может, тоже мечтая об актах саботажа, но на деле работая на совесть, потому как ни бракоделы, ни лентяи, ни саботажники российским нанимателям и даром не нужны, а кушать всем хочется.

Впрочем, куда более интересная деталь заключается в самом обосновании поляками необходимости организации подпольно-партизанской борьбы. Ну, казалось бы, зачем вспоминать этот рудимент Второй Мировой, Польша ж вроде как член “всесильного” НАТО, который обязательно защитит ее от любого противника, включая Россию? Но в этом-то как раз польские русофобы и сомневаются.

“Если мы не защитим сами себя, никто другой не защити нас”, – заявляет пан Кшишевский в интервью британским журналистам. Самое интересное, что с военной точки зрения основания для такого пессимизма имеются.

Так, в американской прессе проходит оживленная дискуссия между полковником Макгрегором, во время Иракской войны со своим батальоном уничтожившим иракскую танковую бригаду с минимальными потерями, и сторонниками консервативной модели организации армии США. Еще в сентябре офицер обнародовал свой доклад, в котором сообщалось, что при столкновении американской бронетанковой дивизии с российскими войсками она потерпит поражение.

“Поражение это неправильное слово. Правильнее сказать, что она будет уничтожена”, – сообщил бывший комбат, не без цинизма добавив: “Каждый раз, когда мы развертываем дивизию, мы одновременно развертываем дивизионный штаб в составе 1 000 офицеров и солдат. Какое расточительство, ведь эти парни погибнут в течение трех суток”.

Сам Макгрегор считает, что изменить сложившуюся провальную для американских сухопутных сил ситуацию можно реорганизацией нынешних “бригадно-тактических групп” в “разведывательно-ударные”, более автономные и мобильные. Но такая реорганизация (как и будущий эффект от нее) носит пока что очень гипотетический характер.

А вот страх “русских танков” – благодаря героическим усилиям антироссийской пропаганды Запада в целом и польских СМИ в частности – растет среди поляков уже сейчас. Ну не могут люди понять разницы между добровольным вхождением Крыма в состав РФ, за который на референдуме высказалось больше 90% населения, и “аннексией”, когда местное население воспринимает новую власть как оккупационную, а не освободительную.

Вследствие этого жители Польши достаточно прагматично и готовятся к поражению НАТО и капитуляции собственной страны. После чего, если повезет, местные русофобы и начнут свое “сопротивление”. Видимо, как в годы социалистической Польши, когда подспудная нелюбовь к СССР ничуть не мешала подавляющему большинству населения “молчать в тряпочку” –даже не задумываясь не то что о “снайперской борьбе”, но даже о “саботаже”.

По большому счету, полякам в этих страхах можно только посочувствовать. Разумеется, Россия могла бы занять польскую территорию за несколько дней – как, кстати говоря, и украинскую. И никакое НАТО бы ей не помешало, даже если бы захотело, в чем есть очень большие сомнения.

Но зачем россиянам взваливать себе на плечи проблемы “бывших братьев” – хоть по СССР, хоть по Варшавскому Договору, выполняя тем самым “голубую мечту” Вашингтона: навесить на российскую экономику неподъемное бремя содержания агрессивных побирушек, ненавидящих Россию, но требующих от нее обеспечить им “европейский уровень жизни”?

Так что ни российских танков, ни даже просто “вежливых людей” из России пан Пршемек Кшишевский в гости к себе не дождется, сколько бы он не игрался в войнушку со своими единомышленниками. Но, с другой стороны, вполне может статься, что приобретенные навыки будущим “ополченцам” таки понадобятся. Ведь “великая европейская держава” (она же “несостоявшееся государство”) Украина может распасться в любой момент, причем, поляки имеют виды на ее западные области, а если повезет, то и на все Правобережье, как было после окончания Руины в конце 17 века.

Оно конечно,сегодня, когда ЕС все еще худо-бедно обеспечивает полякам достаточно сносный уровень жизни, галичане готовы “продать душу”, а не то что “неньку” за шенгенский паспорт, получить который они смогут, войдя в состав Польши в качестве отдельных и уже отнюдь не “незалежных” воеводств.

Но кто знает, что будет дальше? Евросоюз грозит покинуть даже довольно благополучная Британия, что уж говорить о других странах. И вообще, есть еще и экономический спад, и проблема беженцев… И когда неурядицы возникнут в самой бывшей “Речи Посполитой”, рост национализма начнется не только среди поляков. Собственно, они уже сейчас выбрали себе власть весьма “правых” взглядов, начавшую “закручивать гайки” правам национальных меньшинств, в частности, украинцам и белорусам, запретив им пользоваться родным языком при обращении в госучреждения в местах компактного проживания.

Но ныне таких “меньшинств” в Польше проживает относительно мало. А вот когда туда войдет Галичина, ситуация резко изменится. Вполне возможно, вплоть до “отката” в 40-е годы, когда бандеровцам противостояли польские националистические отряды “Армии Крайовой”. В настоящее же время потомков бандеровцев и организовывать не надо: они уже организованы во всевозможные “Правые сектора”, разномастные карательные батальоны и проч. А вот достойных наследников “Армии Крайовой” пока что-то не видно. Видимо, этот “пробел” и заполнят собой “секретные городские ополченцы”, мнящие себя будущими борцами с мифической “российской агрессией”.

Юрий Сергеев

Источник: politrussia.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *