О квотах для женщин, феминизме и не только

Председатель Совета федерации Валентина Матвиенко недавно высказалась по поводу идеи, циркулирующей в законодательных кругах – о введении квот на представительство женщин в органах власти.

Мысль носителей идеи изначально простиралась гораздо дальше. Предполагалось, что за слабым полом, в случае успеха предприятия, закрепят определенный процент присутствия в руководстве крупных корпораций, включая не только государственные, но и частные. Если бы замысел осуществился, собственники компаний были бы обязаны под угрозой наказания за нарушение закона назначать на ответственные должности не тех, кого нужно, а женщин.

Такие перспективы породили волнения и радостные ожидания в кругах наиболее радикальных феминисток.

Кстати, в этих кругах многие считают Матвиенко «классово близкой». Но она разочаровала, заявив, что назначение на ответственные должности в первую очередь должно быть связано с профессионализмом работника, а не с его полом.

Присматриваясь к потенциалу и влиянию, которое нарастило западное феминистское движение, особенно американское, заметно, что успехи российских феминисток значительно скромнее. В самом деле, в Соединенных Штатах наблюдательные советы феминисток забили все поры государственных ведомств, университетов и т.п.

Окрики феминисток заставляют становиться «послушными зайчиками» даже военных, в случае, если у командования возникают профессиональные претензии или просто недовольство действиями подчиненных женского пола. Так, несколько лет назад летчица палубной авиации разбилась при посадке на авианосец. Командир эскадрильи в рапорте о происшествии написал, что погибшая плохо владела техникой пилотирования, ещё до трагического инцидента создала несколько аварийных ситуаций. Феминистские наблюдательные структуры при ВМС США обвинили офицера в «сексизме», то есть в том, что он оценил действия подчиненной не с объективных позиций, а с позиций мужского шовинизма, презрения к женщине. То, что она погибла вследствие плохой профессиональной подготовки, было отметено с возмущением даже на уровне предположения. Дело кончилось тем, что командира эскадрильи уволили из вооруженных сил.

Для полноты картины – ещё пример. В один из американских университетов был приглашен из Сорбонны французский профессор. В один из дней он шел в аудиторию, где были назначены занятия. На входе дремала студентка, мешая профессору пройти. Надо сказать, что манеры во многих учебных заведениях США достаточно просты, раскованы: можно сидеть на полу, задремать там, где удобно… Профессор был вынужден разбудить девушку, слегка потрепав её по спине. Когда она пробудилась, он напомнил ей о занятиях и о том, что она загораживает проход, после чего студентка извинилась и встала. Каково же было изумление француза, когда через несколько дней его вызвали в руководство университета, где сообщили, что контракт с ним будет прекращён. Оказывается, студентка пожаловалась в наблюдательный совет феминисток при ВУЗе, и те вынесли вердикт: «виновен в сексуальном домогательстве».

Повседневная практика в США такова, что в ряде спорных ситуаций влиятельные феминистские структуры всегда берут сторону женщины, отменив «презумпцию невиновности» мужчин.

В России до этого пока не дошло. Но вектор движения, в принципе, тот же. На днях в Москве российские феминистки вынесли свои приговоры ряду журналистов, общественных организаций и органов власти, присудив им свою премию «Сексист года – 2014». Она присваивается «за разжигание ненависти и вражды по отношению к женщинам» по целому ряду номинаций. Цель учреждения премии, как сообщают феминистки – «остановить оргию сексизма».

Героем премии в номинации «сексизм в СМИ» стал автор газеты «Известия» Павел Чернышёв за статью «Экономные россиянки подарят мужчинам интимные впечатления». Вина автора в том, что он навязывает мнение, что женщина – товар, причём, товар дешевый, доступный даже в кризис.
Ещё одна номинация – «сексизм в рекламе». Здесь провинился краснодарский горотдел по делам молодежи. На улицах Краснодара была установлена социальная реклама, направленная против табакокурения, в частности, молодыми женщинами. Надпись на баннерах: «Курящая девушка – вонючка». По мнению авторов премии, прегрешение горотдела в том, что «под предлогом заботы о здоровье с помощью рекламы происходит осуществление контроля над женским поведением со стороны общества».

У Самарской городской думы – премия в номинации «антиженская политика». Депутаты предлагали исключить аборты из перечня услуг, оказываемых за счет фонда медицинского страхования. Стремление как-то повлиять на сокращение убийств зачатых детей трактуется как «нарушение прав женщин самостоятельно решать вопрос материнства и попытка ограничить доступ к бесплатной медицинской помощи».

Пока в нашей стране эти «приговоры» не влекут за собой административно-организационных выводов. Но, как известно, многое из невозможного оказывалось впоследствии возможным.
Мировоззренческие позиции и взгляды радикальных феминисток парадоксальны. Например, они считают, что женщины сегодня – это жертвы мужского заговора, сложившегося в патриархальном обществе. Именно поэтому им не удаётся занять достойное место в обществе. Причем, можно услышать и такую трактовку, что этот заговор даже принимал формы «феминицида», что подразумевает намеренное уничтожение женщин, достигших поры взрослости и мудрости, — специально для того, чтобы было легче управлять и подчинять себе девушек и девочек.

По поводу биологических различий полов существует и такое мнение: женщин, мол, намеренно «недокармливали», чтобы они не смогли составить в том числе и физическую конкуренцию мужчине. При этом предполагается, что принципиального различия между полами нет ни в силе, ни в психо-биологических особенностях, а все дело в воспитании, придуманном коварным мужским полом для того, чтобы из мальчиков делать будущих господ, а из девочек – рабынь.

Примечательно и суждение о том, что большинством изобретений и достижений человечество обязано именно женщинам, интеллект и открытия которых захватывали и эксплуатировали мужики, выдавая их за свои собственные.

Вместе с тем, существует наивно-романтическое представление о том, что женщинам, несмотря на все их «достоинства» и «преимущества», всё-таки обязательно нужны квоты, законодательное фиксирующие их позиции в обществе, органах управления, науке и бизнесе. Вот почему слова Матвиенко вызвали такое большое разочарование. Жаль, что она сказала об этом поздновато, когда премии «Сексист года» уже были розданы.

Кстати, лауреатов премий феминистки определяют с помощью голосования в интеренете. Мой знакомый журналист, побывавший на церемонии присуждения премий, задал вопрос, каким числом голосовавших были определены лауреаты. Ответ прозвучал не сразу, а только после настойчивого повторения вопроса. Оказалось, что рекордное число голосовавших по одной из номинаций едва превысило полторы тысячи.

И ещё одна деталь, о которой рассказал мой знакомый. Оргкомитет премии, наверное, ещё не полностью выйдя из «тяжёлой парадигмы патриархальности», попросил присутствовавших в зале мужиков поднести и расставить стулья. На ироничный вопрос, а не сексизм ли это, прозвучал неуверенный тихий ответ: «А-а-а… Спасибо за помощь…»

Алексей Мусинов

Источник: narpolit.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *