Открытая позиция Владимира Мединского?

 — По многочисленным просьбам членов коллегии даю поручение прекратить практику приглашения СМИ, которые мало чё понимают зачастую без специальной подготовки в обсуждаемых вопросах, — дословно заявил Мединский. — А потом мы тратим время на то, чтобы объяснять, что говорили не об этом. Что это был не музей, а театр. И не сегодня, а в 1913 году. Понятно?

Честно говоря, не очень. Нет, свое отношение к представителям СМИ министр культуры выразил яснее некуда. Непонятно только отношение Владимира Мединского к собственным обязанностям — и к своему месту в правительстве Дмитрия Медведева. Напомним, что именно Медведев является автором идеи Открытого правительства, то есть системы обеспечения максимальной прозрачности и общественного контроля всех органов исполнительной власти. Соответствующий указ был подписан Медведевым, тогда еще президентом РФ, 8 февраля 2012 года. А 21 мая 2012-го уже Владимир Путин, утверждая состав кабинета министров, назначил Михаила Абызова Министром Российской Федерации по вопросам Открытого правительства.

Вскоре была разработана и опубликована «Концепция открытости федеральных органов исполнительной власти», занимающая без малого десять страниц. Согласно документу концепция опирается на следующие принципы: информационной открытости, понятности, вовлеченности гражданского общества и подотчетности. А среди указаний о том, как добиться соблюдения этих принципов, помимо требований обеспечить полноту и достоверность информации, а также публичность всех принимаемых решений, ясно значится: «Совершенствовать формы, методы и способы работы со средствами массовой информации, социальными сетями и форумами в сети «Интернет».

Сейчас и Правительство, и Госдума, и Совет Федерации перешли на работу в открытом режиме: большинство их мероприятий давно уже транслируется в Сети. Исключение делается только для заседаний, которые имеют непосредственное отношение к безопасности страны или государственной тайне.

Более того до недавнего времени Министерство культуры тоже активно поддерживало принцип открытости и публичности.

Цитата из обращения Владимира Мединского, опубликованного в 2014 году на сайте его ведомства: «Обычная практика — трансляция в онлайн-режиме на нашем официальном сайте mkrf.ru заседаний коллегии Минкультуры. На экспертные и общественные обсуждения, которые организует ведомство, всегда приглашаются представители СМИ».

Но, видимо, в 2015 году что-то пошло не так.

Высказывание Мединского вызвало резкую реакцию как представителей СМИ, так и Госдумы и все того же министерства Абызова. Со стороны оно может показаться случайным и неосторожным, однако это далеко не первый раз, когда министр культуры предпочитает демократическим принципам авторитарные.

Так, в ноябре прошлого года произошел конфликт между Владимиром Мединским и президентом фестиваля «Артдокфест», режиссером Виталием Манским. Министр (а не министерство) лично отказал в финансировании фестивалю, объяснив свое решение политической позицией документалиста. Отказ носил форму ультиматума: «Ни один проект Манского, в том числе «Артдокфест», не получит никогда никаких денег, пока я являюсь министром культуры».

Тот конфликт во многом носил частный характер, а прекращение онлайн-трансляции коллегии Минкульта — это по сути отказ обществу в праве контроля над деятельностью отдельно взятого министерства. Впрочем, если подобное решение просто противоречит принципам «Открытого правительства», то запрет присутствия на коллегиях Минкульта представителей СМИ заставляет вспомнить второй пункт 144 статьи УК РФ, согласно которому «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов, совершенное лицом с использованием своего служебного положения» наказывается штрафом в размере от ста до трехсот тысяч рублей, либо исправительными работами (от 480 часов до двух лет), либо лишением свободы на срок до двух лет.

Мотивы Владимира Мединского довольно прозрачны: вместо того, чтобы тщательнее подбирать слова, куда проще убрать с глаз долой тех, кто может их неверно истолковать. Вот только не всегда нужно что-то говорить, чтобы быть понятым. Особенно когда единственное, что ты хочешь сказать на самом деле: «Ваше мнение не имеет никакого значения. Как захочу, так и будет».

Тоже, если подумать, вполне открытая позиция.

Никита Карцев

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *