Украинский кризис: треугольник газовых проблем

Зима 2014-2015 годов стала самой теплой в Европе за последние 160 лет. То есть за все время достоверных климатических наблюдений. Ранняя оттепель, яркость солнечных лучей и отсутствие заморозков настраивают европейцев на благодушный лад. В том числе относительно экспорта газа на Украину и через Украину. Если уж морозной порой удалось избежать проблем с топливными поставками, то весной-летом они и вовсе отойдут на второй план. Проблемы, не поставки. И даже пню сто раз на дню мечтать никто не запрещает.

Между тем 31 марта 2015 года истекает срок временного газового соглашения между Украиной и Россией, заключенного при активном посредничестве европейских чиновников. А нового нет даже в проекте. Базовый же контракт 2009 года оспаривается Украиной в Стокгольмском арбитраже – что не мешает пользоваться контрактной формулой расчета стоимости топлива в выгодном для импортера направлении. Трехсторонняя встреча на министерском уровне запланирована на 20 марта, ее участники высказываются о перспективах очень осторожно. Еврокомиссия вообще надеется на достижение нового соглашения по газу… к июню. Хотя уже в апреле следует заняться наполнением украинских газовых хранилищ. Следует определиться – кто будет оплачивать это наполнение. Зима следующего года наверняка будет холоднее нынешней. По термометру и по календарю. Финансово-экономическая ситуация в стране победившего майдана к началу апреля 2015 года характеризуется следующими показателями:

Получен транш МВФ на 5 млрд. $. С одновременной задачей для украинского правительства: добиться списания-отсрочки предыдущих долгов в 15 млрд. долларов. Киеву следует убедить кредиторов стать меценатами на сумму 5.2 млрд. $ уже в текущем 2015 году. Евробонды Украины с погашением в этом году торгуются по стоимости 55 % от номинала. С выплатами в 2019 году – по 47 %, в 2023 году – по 42 %. Торговля идет вяло. Нет веры в способность страны погашать и обслуживать внешние заимствования. Бизнес равнодушен к популистским заявлением и к медийной пропаганде. Объяснить инвесторам выгоды от безвозмездной реструктуризации украинских вложений весьма затруднительно. Особенно после того, как 12 марта с.г. принято положительное решение о кредите МВФ. Фонд выделил деньги – будьте любезны выполнять финансовые обязательства, гарантированные украинским государством. Пусть и в троекратно больших объемах, чем поступивший транш от МВФ.

Деиндустриализация Украины бьет все рекорды скорости и государственной мудрости. Значительно опережая общее падение ВВП страны, зато согласуясь с темпами снижения жизненного уровня.

По итогам 2014 года перерабатывающая промышленность «просела» на 10.1 %. Причем металлургия «съежилась» на 15%, производство нефтепродуктов – на 20 %, кокса выпущено меньше 22 %, минеральных удобрений – на 23.7 %. Цепной эффект не заставил себя ждать. Машиностроение потеряло 21.3 % заказов. Производство станков – 25.6 %. Выпуск автотранспорта уменьшился на 46 %. Локомотивов и вагонов – 63 %.

Эти фатальные цифры невозможно объяснить региональной АТО. Падение производства затронуло всю страну, оно влечет за собой сокращение бюджетных доходов, потерю внешних рынков и деформацию рынков внутренних. Хотя с кратным падением курса гривны, с потрясающей дешевизной рабочей силы конкурентность украинских товаров могла бы возрасти (пусть и за счет затягивания украинских поясов). Падение перерабатывающей промышленности достигнуто быстро и во многом является необратимым. Украинская металлургия, машиностроение и нефтехимия уничтожаются повсеместно благодаря государственной политике нынешних властей. Если на Донбассе методом артобстрелов, то в остальных областях – невероятным искусством разрушительного управления.

Объем прямых иностранных инвестиций снизился в 2014 года на 12.2 млрд. $, то есть более чем на 21 %. При «кровавом диктаторе» иностранцы почему-то активно вкладывались в украинскую экономику, вопреки старой коррупции и повсеместному кумовству. При самом профессиональном правительстве инвесторы бегут из страны, проклиная хищническую сущность обновленной коррупции. Бегут не столько из-за гражданской войны, сколько ввиду ухудшения инвестиционного климата, роста налогов на бизнес, политических и фискальных неопределенностей, очевидного и управляемого беззакония. Никакие внешние займы исхода инвестиций не компенсируют. Как в абсолютных цифрах, так и в плане создания рабочих мест, мультипликативного эффекта для реальных секторов экономики, поддержания потребительского спроса и т.д.

Добывающая промышленность Украины демонстрирует столь же удивительную динамику. В 2014 году добыча собственных углеводородов упала всего на 2 %, металлических руд – на 6.6 %, угля – на 30 %. Захотелось повоевать в дотационно-промышленном регионе, бывает.

Но вот статистика за первые два месяца 2015 года:

Производство газа и газового конденсата на Украине уменьшилось на 9.8 %, причем без учета Крымского полуострова. Объемы добычи украинской нефти сократились на 12 % относительно января-февраля 2014 года. Добыча каменного угля сократилась на 60% и составила 2 млн. тонн в месяц. Энергетическая независимость надежно обеспечена и газом, и нефтью, и углем собственной добычи. Спад промышленного производства ускорился до 22.5 %. Несмотря на существенный рост в пищевой промышленности. Скажем, производство сахара и подсолнечного масла выросло в 2014 году на 66 % и 21 %. Между прочим, именно поэтому данные товарные позиции сопротивляются инфляционному росту цен – сахара и масла попросту много на внутреннем рынке. Свободная торговля со странами ЕС выполняется по мизерным квотам, приходится распродавать запасы украинцам. При монопольном положении с нефтепереработкой (группа Приват) или производством минеральных удобрений (Group DF) ценовой диктат олигархов отличается неприкрытой наглостью.

Риторика же украинских властей на газовую тему по-прежнему базируется на реверсных миражах и арбитражных надеждах. На отказе Донбассу в праве газового обеспечения. Нет пенсий и банкинга, газ тоже ни к чему. По итогам 2014 года Киевом было закуплено за рубежом 19.5 млрд. м3 голубого топлива. Из них 14.5 млрд. м3 у Газпрома и 5 млрд. м3 у реверсных поставщиков. Что не помешало публичному заявлению премьер-министра о том, что две трети газовых потребностей Украины обеспечено экспортом из ЕС. Видимо, в параллельной реальности Яценюка & C˚ Тюменская область России тайно вступила в Евросоюз.

Официально признано, что стоимость европейского газа существенно выше российских тарифов. А именно: 352 $ против 268 $. Пусть признание пришло и постфактум, летом-осенью-зимой 2014 финансовые уверения были иными. Весной 2015 сдвиг в сторону европейского реверса усилился.

В январе и феврале Украина импортировала 4.12 млрд. м3 природного газа. Из России получено 1.824 млрд. м3, их стран ЕС – 2.24 млрд. м3. Хотя практически весь реверсный газ имеет российское происхождение, но чем бы дитя не тешилось. Лишь бы ГТС не взрывало. Собственная добыча упала до 1.65 млрд. м3 в месяц. Мало желающих добывать газ с налогобложением до 70 % от доходов. Налицо снижение газовой зависимости и от РФ, и от собственных добытчиков. Спад промышленного производства и отсечка от газоснабжения миллионов потребителей в «сепаратистских» регионах действительно позволяет экономить топливо. Но не финансы электората и не средства МВФ.

Весной 2015 года – не смотря на промышленный спад, на семикратный (!) рост газовых тарифов для доверчивых громадян, на теплую погоду по всей стране – количество газа в украинских ПХГ продолжало сокращаться. На 15.03.2015 составив 7.846 млрд. м3. За истекшую зиму Киевом были полностью использованы газовые объемы бизнес-структур Group DF (почти 6 млрд. кубометров). Так уж получилось. Инвесторы, welcome. Заходите к нам на огонек.

По мнению еврокомиссаров, к началу осенних холодов 2015 года в украинских ПХГ следует аккумулировать 20 млрд. кубометров газа. Необходимого для комфортного прохождения зимы десяти странам ЕС. Кто будет оплачивать закачку 12-14 млрд. м3 топлива в украинские хранилища – и есть главный предмет трехсторонних переговоров ЕС-Украина-РФ. Речь идет о сумме в 3.5 – 4.5 млрд. $. Без учета текущих газовых закупок, прямых и реверсных. Если в прошлом году Евросоюзу удалось заставить украинские власти выплатить аналогичную задолженность перед РФ (3.1 млрд. $), то в этом году колодец финансовых возможностей Киева показывает дно.

Настало время убедиться в действительном желании ЕС «оказать всемерную поддержку Украине и помочь ей с проведением важных реформ». На фоне вложений Евроцентробанка в программу количественного смягчения (свыше триллиона евро) речь идет о гомеопатической помощи ассоциированной стране. Особенно с учетом угрозы глубокой заморозки европейских стран в случае технологических проблем с транзитом. Южный Поток мог бы избавить от подобных проблем. Но лучше оплачивать дружеский шантаж, чем собственную независимость от сомнительного транзитера, верно? Так треугольники газовых проблем и становятся бермудскими фигурами большой геополитики.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *